Mishki-tomsk.ru

Мода и стиль
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как сшить клобучок для сокола

Как сшить клобучок для сокола

Вся ночь — полет

Двойной портрет на бледно-синем фоне,

Но аура одна, она чиста.

Весь день — полет, вся ночь — полет,

Все ввысь и — напролет.

Дж. Раскорлей. Перевод с английского Г. Астанкевич

— Никогда не думала, что буду заниматься любовью в курятнике. — Шейла хихикнула, как девочка-подросток, и уткнулась носом в плечо Алена.

— Тебе у меня не нравится? — нарочито возмущенным тоном спросил он. — Но это самое замечательное место на земле!

— Ты знаешь, кто ты такой, Ален Ригби? Ты — самодовольный петух.

— Теперь уже нет. — Он шумно вдохнул и выдохнул.

— Да неужели? И с каких это пор — нет?

Шейла изучала его лицо так, словно хотела рассмотреть каждую морщинку на лбу, вглядеться в короткий след от пореза бритвой. Он торопился, заметила она, но все равно побрился, чтобы ей было приятно.

— С тех самых пор, как я поменял эмблему на своих воротах.

— Ах во-от когда… — Шейла улыбнулась, наклонилась и поцеловала его в кончик носа.

— Она-то тебе нравится?

— О-очень, — выдохнула Шейла и уткнулась носом ему под мышку.

Ален ухмыльнулся. Еще бы ей не понравилось, подумал он. Вместо безмятежной парочки золотых петушков, которые украшали ворота его имения прежде, он заказал другой сюжет — золотой петушок в крепких лапах серебряного сокола.

— А уж мне как нравится! — Он засмеялся. — Я стоял над душой у Пола, когда он выковывал клюв у сокола.

— Ты хотел, чтобы мой сокол казался… нежнее? — Шейла потерлась носом о теплую кожу плеча Алена и подняла голову.

Он засмеялся и крепко стиснул ее.

— Чтобы петушок не казался беспомощной жертвой. Вот почему я попросил сделать соколу клюв посолиднее.

— А как же правда жизни? — Шейла хитро посмотрела на него. — Когда ты увидел моего любимца в первый раз, ты сказал, что у Сокола Эдвина необыкновенно изящный клюв.

— Я это сказал, чтобы тебе польстить, дорогая. — Ален самодовольно засмеялся.

Шейла выбралась из своего укрытия и с некоторым недоверием посмотрела на Алена. Но, заметив улыбку на его губах, тоже улыбнулась.

— Я, кажется, теперь понимаю, в чем истинная суть новой композиции, мой дорогой дизайнер, — говорила Шейла, в то время как рука Алена спускалась по ее спине.

— Не-ет, этот сюжет не имеет никакого отношения к искусству дизайна…

Она фыркнула, когда его рука добралась до ее талии и на секунду замерла. У Шейлы перехватило дыхание, но она пробормотала:

— Имеет. Самое непосредственное отношение к древнейшему виду… искусства.

— Ты так считаешь? — Его рука поползла ниже.

— А ты — нет? Мелкая пластика — разве не один из древнейших видов искусства? — Шейла слегка нахмурила брови.

Он обхватил ее за плечи и отстранил от себя. Потом откинул легкое одеяло и, наклонившись к самому уху Шейлы, прошептал:

— Неужели ты вот это считаешь мелкой… гм… пластикой?

Она открыла рот, пытаясь сказать, что на самом деле имела в виду. Она говорила о петушке и соколе на воротах. Но не об этом… Потом, проследив за его взглядом, упала Алену на плечо и расхохоталась.

— Так во-от ты о чем! Да, к мелкой пластике это отнести невозможно.

— Вот и я о том же. — Его губы коснулись мочки уха Шейлы. — Ты знаешь причину…

— Ты так думаешь? — хриплым голосом произнесла она короткую, ничего не значащую фразу.

Но смысл тем не менее был — хрипота в голосе Шейлы не позволяла Алену сомневаться в том, о чем она думает на самом деле…

— Это я, Ален Ригби, — шептал он ей на ухо, — тот самый петушок, который попал в когти сокола.

Он прихватил губами мочку уха Шейлы и услышал ответ, который хотел услышать: Шейла охнула.

— Но ничуть не жалею, — продолжал он.

Теперь Ален легонько прижал зубами мочку уха с крошечной дырочкой под сережку. Шейла молчала, но он заметил, как напряглись желваки на ее лице. Пытается бороться с собой, упрямая.

— Впрочем, ты права в одном — мы сейчас на птицеферме. Да, мы с тобой занимаемся любовью в курятнике. — Он умолк и лизнул ее в щеку. — Послушай, но я что-то не пойму, почему ты решила, что имеешь полное право вытирать об меня свой мокрый нос? Или ты думаешь, что у тебя не нос, а клюв, как у Эдвина?

Он почувствовал, как задрожала Шейла. Она смеется! С деланным возмущением Ален продолжил:

— Ты пытаешься клевать меня, как собственную добычу? Должен сказать, ты успешно переняла повадки своего любимца, дорогая моя Шейла. — Его голос, в который Ален вложил обвинительные нотки, прозвучал неожиданно громко. — И ты снова принесла его едва ли не в спальню…

— Тсс, — прошептала она, привстав на локте и прикрывая указательным пальцем его губы. — Он не может без меня… Пока не может. Тише, а то разбудишь…

— Он спит по ночам. Не слишком ли ты о нем беспокоишься? — В голосе Алена послышались нотки ревности.

— Зато мы не спим. Мы за него…

— …Летаем, — прошептал Ален и засмеялся. — Мне нравится летать с тобой ночами.

— А мне и днем нравится, — призналась Шейла.

Она подняла голову. Полная луна бесстыдно наблюдала за ними сквозь незашторенное окно. Шейла оглядела мужчину, который лежал под ней.

— Мне кажется, ты даже смотришь так, как он.

— Боишься? — хмыкнула она.

— А ты как думала? Ты смотришь на меня, словно видишь во мне потенциальную…

Читайте так же:
Как сшить шапку пилота с очками

— …Добычу, — закончила за него Шейла. Опустив голову на грудь Алена, она поёрзала, устраиваясь поудобнее, и тотчас почувствовала, как его тело отозвалось на ее невинные движения. — Ты прав. Я сама, а не только природа, учила его видеть во всем, что движется, добычу.

— Ох, мне страшно… — протянул он и сцепил руки на спине Шейлы.

— Но тебе больше нечего бояться, — проговорила она, не отрывая губ от его жестких и влажных от пота волос на груди. — Ты уже пойман.

— Скорее, добыт, — поправил Ален.

— Тебя это огорчает? — Она резко подняла голову, ее бедра вдавились Алену в живот.

Он охнул, потом быстро повернулся и подмял Шейлу под себя.

— Ничуть, дорогая. — Он ухмыльнулся. — Я позволил тебе добыть меня… Разве нет?

Она застонала и впилась ртом в его губы. На этот порыв отозвались не только губы Алена — все тело.

— Да, да, — шептала Шейла, загораясь все сильнее, — и Сокол Эдвин… Он…

— Я очень ему благодарен, — прошептал Ален, сильнее вжимаясь в Шейлу.

Она застонала, потом приподнялась ему навстречу и снова ощутила ни с чем не сравнимое чувство полета.

Ей казалось, она летит, как Сокол Эдвин, все выше, выше, на свет яркой луны… Хотя она точно знала, что по ночам соколы не летают.

Что ж, она полетит вместо него.

Ну вот и все. Все так, как она хотела. Эдвин, ее мальчик Эдвин, по-прежнему жив. Потому что жизнь, поняла она, — это движение, это бесконечный полет.

Искусство избегать боли

— Знаешь, что однажды сказал Томас Джефферсон?

Норма Родд смотрела на свою пациентку внимательно и выжидающе. Ей было интересно, вспомнит ли она, кто такой этот деятель. Если вспомнит, значит, Шейла Ньюбери уже близка к тому, чтобы покинуть клинику. Это значит, что она способна отвлечься от навязчивой мономысли, которая привела ее сюда.

Тонкие светлые брови Шейлы сошлись на переносице, было видно, какая мучительная работа происходит у нее в голове.

Ага, уже хорошо, мысленно похвалила ее Норма. Значит, Шейла верит, что ответ на этот вопрос, а стало быть, и на другие, она может дать сама, без посторонней помощи.

— Томас Джефферсон… — не вопросительно, а скорее задумчиво повторила Шейла. — О да. — Она кивнула. — Он наверняка сказал что-то очень умное. — Теперь брови встали на место. Серые глаза, еще недавно равнодушные, блеснули, и не оттого, что она питала какие-то особенные чувства к человеку, носившему это имя, а потому, что на самом деле вспомнила, кто он. — Томас Джефферсон — третий американский президент…

Леонид Павлович Сабанеев

Вынашивание, или выноска, ловчих птиц заключается в том, что птицу приручают и приучают ее ходить на руку. С ловчими птицами, вынутыми из гнезда, то и другое достигается без особых затруднений; вынашивание же слетков гораздо хлопотливее и требует больше времени. В большинстве случаев их приходится пеленать, обвертывая полотном или надевая на них мешок с прорезом для головы. Самая удобная пеленка — мешок в форме несколько выпуклого по сторонам конуса, верхушка которого срезана в отверстие надлежащей величины, а основание обрезано клином. Этот мешок надевается на птицу клином поверх хвоста, голова просовывается в верхнее отверстие, а тело и зад — с разогнутыми к хвосту ножными цевками — покрываются собранным в гладкие складки мешком, который обматывается потом узким бинтом с завязкой сверху, над хвостом. Бинт по ногам и хвосту заматывается довольно туго, чтобы птица не могла выбиваться из пеленки. Мешок шьется из самой легкой льняной или бумажной ткани. Перед спеленанием ловчей птицы ей надевают на ноги опутенки с должником, а к хвосту или ногам привешивают колокольчики; затем носят ее в руках, так чтобы голова ее всегда была гораздо выше ее зада, — сначала в комнатах, а когда устанут носить, то кладут близ себя, к себе головой, в нарочно сделанный для того станок или же ящик, также корзину, так, чтобы птица лежала в ней не в горизонтальном положении. В первый же день, вечером, при свечах, ястреба (или сокола) надо распеленать и посадить осторожно на правую руку, на перчатку или рукавицу (на перчатку удобнее). Делаются перчатки из тонкой и мягкой кожи, реже оленьей замши и должны быть достаточно просторными, чтобы скользили по руке, когда птица «когтит»; к ним пришиваются небольшие (в 2 вершка ширины) наручники (краги) из такой же или несколько более жесткой кожи. Снизу, у соединения перчатки с наручником, пришивается небольшое колечко или петелька для привязывания птицы должником к перчатке.

Выкройка простого клобучка

Выкройка простого клобучка

Когда в первый раз посаженный на руку слеток поосмотрится и пообсидится на руке, надо попробовать его покормить свежим и несколько подогретым мясом ободранных птиц, зажатым в руку около лап ловчей птицы. Некоторые слетки начинают клевать с руки в первый же вечер, другие на второй или третий, но намеренно морить их голодом и бессонницей, как это обыкновенно делается, отнюдь не следует, и если вынашиваемый слеток и на третий день упорно отказывается брать пищу из рук, то, чтобы он не отощал и не ослаб, дают ему хоть немного поклевать, спеленутому в станке, становясь за дверь или отходя в сторону. Ночь, т. е. час спустя с начальных сумерек и до часа прежде начала рассвета, птица должна сидеть на колодке и спать. Ранней зарей берут ее на руку, а как скоро сделается светло и птица хоть раз слетит с руки, ее пеленают. Пеленать надо до тех пор, пока слеток не привыкнет к людям, а потому носят его по людным местам до тех пор (от 3 до 7 или 10 дней), пока при приближении человека он перестает вертеть головой и двигать плечами в пеленках, как бы желая из них высвободиться.

Читайте так же:
Варежки reimatec размерная сетка

Простой клобучок

Простой клобучок

Если распеленутая птица взлетит и повиснет на руке, то ее необходимо тотчас же поддержать за грудь и снова посадить на руку. Когда другой человек подходит или близко проходит мимо, то непривыкшего к людям слетка всегда надо поворачивать к ним передом, чтобы он не мог испугаться и, слетев, повиснуть на руке. Для того чтобы приучить ловчую птицу к собакам, необходимо не только как можно чаще брать с собой собак при выноске ее, но и впоследствии, кормя уже выношенную, подпускать к ней собак, строго наблюдая, чтобы они не пугали бы ее. Тех из птиц, которые не терпят прикосновения и щиплют руку, необходимо почаще гладить по груди и бокам, употребляя для этого какое-либо высохшее крыло (но не рукой, отчего перья мнутся и салятся). Это приучение птицы к прикосновению необходимо для того, чтобы легче можно было впоследствии надевать на нее клобучок. Назначение клобучка закрывать птице глаза как на охоте, так и дома, чтобы птица не бросалась преждевременно на добычу, не дичилась, сидела бы смирно на руке и не кусала бы других птиц. Впрочем, он употребляется преимущественно для соколов, кречетов и беркутов. Клюв птицы просовывается в отверстие клобучка таким образом, чтобы носовые отверстия оставались открытыми, а сзади клобучок стягивается ремнями или шнурком. Простой клобучок нетрудно сделать самому из оленьей замши, по приложенной выкройке, причем он сшивается в местах, показанных точками. Чтобы содержать клобучки в исправности, непомятыми, а также для того, чтобы выправлять их, необходимы деревянные, точеные формы (болваны), по величине головы птицы. Приучают к клобучку сначала в сумерках или под вечер, когда все ловчие птицы смирнее, а потом надевают днем и заставляют птицу сидеть в нем по нескольку часов. На ночь клобучок снимается, а когда птица к нему привыкнет, то надевают его только, отправляясь в поле, для притравливания или на охоту.

Соулья и дуга

Соулья и дуга

Накормленную птицу не пеленают и держат на колодке или на руке; в последнем случае надо носить ее осторожнее, чтобы она не ударилась обо что-нибудь зобом. Когда она уже достаточно приручена и хорошо ест из рук, то ее приучают ходить на руку,— вабят. Для этого, слегка покормив птицу (утром) на руке, сажают ее на стул или на нашест, придерживая должник, и вновь показывают мясо, слегка при этом причмокивая или посвистывая. Урок этот повторяют несколько раз и потом постепенно увеличивают расстояние, привязывая к должнику более или менее длинный шнур (до 50 сажен), сначала в комнатах, а потом на дворе или в поле. Когда птица уже охотно идет на зов, рука заменяется вабилом. Вабило состоит из двух крыльев какой-либо птицы (голубя, утки, гуся, смотря по тому, кого вынашивают), сшитых папоротками вместе, или же только одно правое крыло, оторванное вместе со всей мякотью (грудным мускулом). Назначение вабила — служить приманкой ловчей птице, проловившей (промахнувшейся) во время охоты, также для того, чтобы подменить им добычу, уже взятую. К тому же сокола, на зов охотника, с разлета очень крепко бьют в руку. Вабило с «ввязанным» в него мясом (или крыло с мякотью) бросается — «мечется» —на землю вблизи птицы, посаженной на камень, кочку или руку другого охотника. Расстояние это также постепенно увеличивают. Когда же птица уже вполне привыкнет к охотнику и хорошо идет на зов, — длинный шнур, к которому она привязана, заменяется более коротким (в 1—2 сажени), и птица перевабливается (зовется) с этим шнурком, уже пользуясь полной свободой; наконец, оставляют на птице только одни опутенки и вабят ее шагов за 200. Как перед тем, так и последним опытом, должно дать птице хорошенько проголодаться и вовсе не кормить ее накануне.

Приручение птицы кречет

«Соколиная охота — это напуск прирученных ловчих птиц на дичь. Существует она уже, по крайней мере, 2500 лет. Возникла в Передней Азии и распространилась отсюда через всю Азию до Японии, а в западном направлении — по всей Северной Африке» (Ганс Шименц).

Разницу между домашними и прирученными животными наиболее убедительно показывает нам история соколиной охоты. Прошли уже тысячелетия, как ловчих птиц содержали в неволе, добывали с ними разную дичь. По зову сокольника возвращались эти птицы даже из дальних полетов за добычей, послушно садились на руку охотника. Кормились в основном тем, что давал им человек. Но все-таки не стали домашними, в неволе не размножались. И чтобы пополнить ими соколиные дворы, всякий раз приходилось ловить птиц заново. Особые мастера (помытчики) добывали в поле, лесах и горах соколов и ястребов.

Лучшими ловчими птицами считались кречеты. Они стоили дорого, особенно белые. И были одним из лучших даров в дипломатических отношениях монархов.

Кречет — обитатель приполярных и полярных стран, прибрежных скал и лесотундры. Туда-то за ним и отправлялись сокольники.

Русские помытчики уходили на север России артелями с атаманом во главе. Слетков и гнездарей, то есть полуоперившихся птенцов, брали мало, промышляли в основном уже опытных в охоте соколов. Ловили их сетью, растянутой над землей на обруче. Она падала на сокола, схватившего приманку (голубя, куропатку, цыпленка), в тот момент, как укрывшийся в шалаше помытчик дергал за веревку, привязанную к обручу сети. Сокольники Западной Европы добывали кречетов на севере Скандинавии и Исландии. В Гренландию, где кречетов было много, обычно не плавали: прокорм пойманных там птиц (на месте и на обратном пути) стоил очень дорого. Даже когда из Исландии их доставляли в Копенгаген, то на пропитание 12 сокольников и 90 кречетов требовалось 8 быков и 136 баранов.

«…а пойманные в 1862 году в Исландии кречеты (в том числе два белых) „съели“ в Исландии 9 быков и 523 барана, а в пути 50 быков и 20 овец» (профессор Г. П. Дементьев).

Читайте так же:
Как сшить корсет для куклы барби

Совершенно баснословный аппетит!

На голову ловчей птицы надевали клобучок (нечто вроде шапки) так, чтобы он закрывал глаза. В клобучке сокол не пугался «окружающих предметов» — лошадей, собак и множества незнакомых ему людей. Клобучок применяли и для того, чтобы сокол не увидел слишком далеко взлетевшую птицу и напрасно не гнался бы за ней. К ногам привязывали обножи (путцы) — шелковые шнуры или ремешки длиной сантиметров двадцать. Их никогда не снимали. Они были нужны, чтобы при ударе когтями обе ноги приходили в действие одновременно. Кроме того, когда путцы растягивались до предела, каждая нога как бы приобретала опору и силой удара не отбрасывалась далеко вбок или назад.

Это, так сказать, в бою, а в «мирное время» за путцы удобно схватить взлетевшую в ненужное время птицу. Ее подтягивают к себе за шнур, соединяющий путцы и перчатку охотника. Брать птицу за крыло и за ногу нельзя: можно повредить и то и другое. За путцы удобнее всего ухватить сокола, чтобы посадить на место. Правда, при этом он, бывает, опрокидывается вниз головой, но потом силой машущих крыльев вздымается, принимает правильное положение и садится на руку сокольника.

От путцев к перчатке сокольника тянулся длинный ремешок (сантиметров 80-150). Бубенцы из серебра или меди, прикрепленные к ногам сокола, помогали при розыске, если сокол не вернулся назад на руку сокольника или соколиный двор. Звон хороших бубенцов слышен за несколько сот метров.

Прилетать к человеку и садиться на его руку старые исландские сокольники приучали недавно пойманных кречетов так: пускали птиц в пустое помещение, где пол был залит водой. Человек входил и ждал, когда налетавшийся вдоволь сокол, чтобы отдохнуть, не опустится на голову, руку или плечо человека — единственное, на что в этом помещении могла присесть неводоплавающая птица.

Русские же сокольники приручали ловчих птиц с «держания». Сокола в наряде (с клобучком на голове и путцах на ногах) носили на руке 24 часа подряд. Затем снимали клобучок и предлагали птице мясо. Если не брала, снова носили 24 часа. Опять предлагали мясо. Обычно после этого сокол хватал его с жадностью. Когда не брал, «ношение» продолжалось еще сутки.

Дальше следовало «вабление» — подманивание сокола голосом (обычно кричала «ау-ау») и вабилом. Это пара голубиных крыльев, прибитая к тонкой доске, вырезанной как раз по очертанию крыльев. Сокольник размахивал вабилом над головой, и по такому сигналу птица постепенно привыкала возвращаться к человеку, садиться к нему на правую руку, за что, разумеется, получала вознаграждение — кусок мяса. Вабление начиналось в закрытом помещении, потом — на воле, на дворе (здесь не прирученную еще как следует птицу привязывали длинным шнуром за путцы, чтобы не улетела).

Обученного всему этому сокола притравливали на живую дичь сначала в соколятне, а потом в поле. Первое время напускали его на некрупную добычу: на голубей, грачей, ворон.

Закончивший курс науки и опытный в охоте кречет делает до 70 «ставок» (бросков на добычу) и гонит ее, пока не собьет на землю, многие километры. Но это редкий случай, обычно же бросков бывает пятнадцать — двадцать пять. Числом «ставок» оценивается неутомимость и упорство сокола в нападении: после неудачных бросков кречет не прекращает атаки, а бьет и бьет, пока добыча не упадет на землю. Но бывают, конечно, и такие «ставки», которые и с одного раза либо с двух и трех насмерть поражают жертву: когти сокола рассекают ее, как острым ножом.

Чтобы нанести удар когтями, кречет пикирует с меньшего расстояния до цели, чем сапсан (другой ловчий сокол), и потому меньше теряет в высоте при промахах. Пущенный на дичь, взмывает вверх крутой спиралью, «идет на хвосте». Не так, как сапсан, нападает и на бегущую по земле добычу. Например, на зайца. Кречет не хватает его, как ястреб, а налетая раз за разом, бьет когтями.

С кречетами добывали даже крупных птиц: цапель, дроф, гусей, журавлей, лебедей. Особенно когда напускали сразу двух-трех кречетов. Тогда и орлы не выдерживали их попеременного боя. Балобан, сокол, родственный кречету, поменьше его. Так вот, в Иране и поныне еще охотятся с балобаном даже на антилоп (джейранов). Наверное, в минувшие времена и кречетами травили газелей.

Сейчас в некоторых странах Западной Европы соколиная охота вновь входит в моду, практикуется и на Востоке, а у нас в Средней Азии учрежден специальный питомник, где содержат ловчих птиц и учат их охоте.

Читайте также

Птицы

Птицы Хотя количество блестяще окрашенных птиц и очень велико почти во всех тропических странах, нельзя сказать, чтобы они очень бросались в глаза и намного усиливали общее впечатление экваториального ландшафта. Птицами путешественник сначала недоволен, так же как

ПТИЦЫ

Птицы-мастерицы

Птицы-мастерицы Вскоре после прилета птицы принимаются за постройку гнезда. Сравнительно просто устраивает свое гнездо лесной конек: оно помещается прямо на земле, в небольшом углублении, часто около древесного ствола или просто у кочки с травяной порослью.На земле

Том II, Птицы ПРЕДИСЛОВИЕ СОСТАВИТЕЛЕЙ К ТОМУ «ПТИЦЫ»

Том II, Птицы ПРЕДИСЛОВИЕ СОСТАВИТЕЛЕЙ К ТОМУ «ПТИЦЫ» Птицы, пожалуй, самые распространенные животные, с которыми сталкивается современный человек. Неудивительно, если учесть, что по данным английского орнитолога Джеймса Фишера на нашей планете обитает более 100 млрд

Птицы и звери

Птицы и звери Еще сравнительно недавно считали, что у птиц неважное обоняние. Теперь мы знаем, что, по крайней мере, некоторые виды птиц представляют исключение из этого правила.Знаменитый новозеландский киви — одна из тех птиц, у которых хорошее обоняние. Ноздри у киви не

Птицы

Птицы О разных аспектах этологии птиц уже говорилось. Здесь речь пойдет о некоторых странностях их поведения. Оно, бесспорно, наиболее сложно у двух далеко не родственных групп птиц — шалашников, или беседочниц, и сорных кур. Сложность их поведения, если так можно

Читайте так же:
Джинсы для кена своими руками с выкройками

Приручение волков

Приручение волков Первый вопрос: действительно ли прирученные волки ведут себя, как собаки (иными словами, могут ли волки быть действительно приручены)? Немецкий биолог Эрик Зимен обнаружил, что пойманные волчата не поддаются социализации после того, как им исполняется

Птицы

Птицы Американский черный гриф (Coragyps atratus) — представитель особого семейства американских грифов Cathartidae, систематически весьма далекого от грифов Старого Света. Распространен в центральных и южных штатах США, в Южной Америке — до Чили, Бразилии и Аргентины.

Птицы

Птицы Австралийский журавль (Grus rubicundus) — единственный представитель журавлей, обитающий в Австралии. Населяет равнинные или заболоченные районы. Держится парами или небольшими стайками. Питается мелкими грызунами, ящерицами, насекомыми, лягушками, семенами различных

Кречет

Кречет "Соколиная охота" — это напуск прирученных ловчих птиц на дичь. Существует она уже по крайней мере 2500 лет. Возникла в Передней Азии и распространилась отсюда через всю Азию до Японии, а в западном направлении — по всей Северной Африке.Особые мастера (помытчики)

Птицы

Птицы Эмбриональное поведение птиц изучалось преимущественно на зародышах домашней курицы. Уже в конце вторых суток появляется сердцебиение, а начало спонтанной двигательной активности куриного эмбриона приурочено к 4-му дню инкубации. Весь период инкубации длится три

ПРИРУЧЕНИЕ ЗЕМЛЕРОЕК

ПРИРУЧЕНИЕ ЗЕМЛЕРОЕК Природа, обагряя кровью клык, Против себя же поднимает крик. А. Теннисон Все землеройки относятся к числу животных, которых особенно хлопотно содержать в неволе. Не из-за пресловутой трудности их приручения, а потому, что обмен веществ этих

Птицы-портнихи и птицы-ткачи

Птицы-портнихи и птицы-ткачи Птицы-портнихи живут в Индии, на Цейлоне, в Индокитае и на Яве: 7 видов и все шьют гнезда из листьев. Кульком сгибают один или несколько рядом растущих листьев, клювом протыкают их края и сшивают листья, продевая в дырки паутину или волокна из

Птицы

Птицы Класс птиц дал человечеству девять видов домашних животных: кур, уток, мускусных уток, гусей, индюков, цесарок, голубей, канареек и японских перепелов. Предок домашних кур — банкивский петух, обитающий в лесах Юго-Восточной Азии. Когда состоялось

3. Птицы

3. Птицы Как следует из строки 7, первые птицы появились приблизительно 150 миллионов лет назад. У первой птицы, археоптерикса, EQ составлял 0,10 – вдвое выше значения рептилий, от которых они эволюционировали. Это был второй квантовый скачок в увеличении EQ и интеллекта. В

Сокол — мой верный друг!

Охота с ловчими птицами практиковалась кочевниками на протяжении многих веков. Однако приручить пернатого хищника дано не каждому. Людей, которые обучают ловчих птиц, казахи называют «кусбеги». Корреспонденты Vox Populi отправились в аул Улан, расположенный в Алматинской области, чтобы посмотреть, как живет человек, приручивший сокола.

Руслан Абыл

Дом кусбеги Руслана Абыла в ауле Улан мы нашли почти сразу. За домом традиционная казахская юрта, вольеры для птиц и два сокола-балобана на перекладине.

Соколы-балобаны

Руслан знакомит нас со своими питомцами. Самец носит поэтичное имя Сайкан, как северо-западный ветер в Джунгарских воротах, который налетает внезапно. Имя самки, Джебе, в переводе с монгольского языка означает «стрела».

В юрте Руслан собирает все необходимые вещи в рюкзак. Мы поедем в степь за аулом, чтобы посмотреть, как тренирует своих птиц казахский кусбеги.

Для того чтобы повезти птицу с собой, на ее голову необходимо надеть вот такой клобучок — томаға.

Когда сокол капризничает, сделать это не так легко, но у Руслана есть свои приемы на этот случай.

Кусбеги вкладывает внутрь маленький кусочек мяса, и, стоит только соколу схватить клювом приманку, ловко накидывает клобучок ему на глаза.

Сегодня с нами в степь поедет Сайкан. Джебе немного капризничала, и кусбеги решил оставить ее дома.

Всего в нескольких километрах от аула мы увидели скошенное поле и овраги над руслом небольшой речки. Это место, где Руслан обычно тренирует своих ловчих птиц.

Перед тем как выпустить птицу, кусбеги прикрепляет к ее хвосту радиодатчик. Благодаря этому нехитрому приспособлению хозяин сможет отслеживать местоположение сокола, и тот не потеряется.

Мы стоим над глубоким, пестрым от пожелтевшей растительности оврагом.

— Если запустить птицу с этого обрыва, ее подхватят восходящие потоки воздуха, и она легко взовьется ввысь, — объясняет нам кусбеги Руслан.

Сокол совершает несколько кругов над обрывом. Руслан вынимает из рюкзака заранее заготовленную приманку для тренировок, которая представляет собой крыло голубя с привязанной к нему длинной веревкой.

Кусбеги раскручивает приманку над головой и имитирует птичий крик. Сокол, реагируя на голос хозяина, возвращается и пикирует прямо на приманку, привязанную к концу веревки. Уже через несколько секунд добыча оказывается в когтях хищной птицы.

Сокольничий проводит такие манипуляции несколько раз, что входит в обязательную программу каждодневных тренировок. Регулярные налеты позволяют соколу быстрее заметить цель во время охоты, и приучают его к совместной работе с охотником.

Руслан доволен соколом, который хорошо потрудился и выполнил его задание.

— Он еще не может долго летать. Сайкан только полтора месяца как научился летать заново. Эта птица раньше жила в неволе, четыре года просидела в клетке зоопарка, — делится с нами Руслан.

Руслан говорит, что птице надо дать отдохнуть, и предлагает пока пройтись в сторону скошенного поля: там он тоже проводит ежедневные тренировки со своими питомцами.

— Сокол-балобан — самая умная среди хищных птиц. Она легко поддается дрессировке. Самцы в отличии от самок быстрее взмывают ввысь, потому что самки у соколов бывают крупнее и тяжелее: вот этот взрослый самец весит примерно 700 граммов в голодном состоянии, тогда как сытый его вес составляет около 850 граммов.

А в целом скорость у самок и самцов примерно одинаковая. Балобан может на охоте ловить не только птиц, но и зайцев, — рассказывает Руслан Абыл.

Читайте так же:
Туника трансформер своими руками

На поле кусбеги отпускает своего сокола, и мы продолжаем беседу. Мы узнали, что Руслан раньше жил в поселке Каракемер, пару лет назад перехал в Улан, и его здесь мало кто знает. Зато здесь тихо и спокойно, удобно заниматься птицами.

Соколами Руслан занимается с детства, если быть точным — с 10-летнего возраста. В свои тридцать лет он с уверенностью может сказать, что большую часть своей жизни проводит с птицами.

В начале Руслан находил аксакалов-кусбеги в аулах и узнавал у них всю полезную информацию о хищных птицах, читал книги. Сейчас все намного проще — есть интернет. В мировой паутине можно найти много интересного о ловчих птицах. На своей странице в Facebook Руслан пишет о соколах, размещает фото и видео. Эта социальная сеть позволяет ему общаться с кусбеги из Казахстана и других стран, обмениваться опытом.

Руслан говорит, что в Казахстане не так много людей занимаются обучением соколов — чуть больше десяти человек. Возможно, это связано с тем, что балобан — краснокнижная птица. Ловля соколов у нас запрещена, их можно купить только в питомнике. Однако в частных питомниках таких птиц выращивают в основном для состоятельных клиентов из арабских стран. Ловчая птица стоит дорого, и нашим кусбеги она зачастую не по карману.

В прошлом охота с соколами всегда была прерогативой ханских потомков. С исчезновением казахской аристократии был забыт и этот вид охоты. В отличие от соколов, беркуты были доступны простым людям, поэтому искусство беркутчи сохранилось до наших дней. Сегодня соколиная охота в Казахстане возрождается, и это радует.

Все свое свободное время Руслан посвящает тренировкам с птицей. Он учит своих пернатых летать, хватать жертву, выполнять команды.

Тренировки удобнее проводить вдвоем, поэтому Руслан обычно берет с собой младшего брата. Один тренер уходит на расстояние 300–400 метров и начинает крутить специальную приманку из перьев голубя. Второй в это время снимает с головы сокола клобук-томаға и выпускает его. Птица тут же срывается с руки и летит на приманку. После выполнения задания важно угостить птицу кусочком мяса — это своего рода вознаграждение за работу.

Сокол — вольная и гордая птица, его нельзя заставить выполнять приказы. Но кусбеги умеет подружится с птицей и стать для нее настоящим другом. Только так можно добиться расположения сокола и научиться работать с ним в паре.

У сокола-балобана есть все данные для охоты: мощная мускулатура, которая позволяет быстро летать, длинный хвост, чтобы маневрировать в полете, и острое зрение. Сайкан и Джебе еще не готовы к охоте, но Руслан работает над этим.

Кусбеги знают правила отъема дичи у ловчей птицы, которые используют во время охоты. Руслан согласился продемонстрировать нам такой способ. Вот кусбеги привязывает кусочек мяса к кожаному мешочку, который послужит приманкой для сокола.

Руслан раскручивает приманку над головой и призывает сокола криками. Птица преследует приманку, пока не схватит ее.

Сокол крепко держит когтями мнимую «жертву» и не собирается ее отпускать. Кусбеги показывает, как можно отобрать «дичь» у хищной птицы. Руслан дает соколу крыло голубя. Запах мяса заставляет сокола вцепиться в новую «жертву», и он ослабляет захват когтей. В это время хозяин аккуратно отбирает «дичь» и убирает ее в рюкзак.

Вот такие ловкие приемы помогают охотникам отобрать добычу у хищной птицы.

После тренировок мы возвращаемся в аул, чтобы покормить соколов.

Руслан вынимает из пакета тушку голубя, которого он подстрелил накануне.

Своих птиц Руслан кормит один раз в день, этого вполне достаточно. В пищу сгодится как голубиное мясо, так и говядина.

Пока птицы кормятся, Руслан рассказывает нам, как сокольничий выбирает себе сокола для охоты.

— Кусбеги при выборе птицы руководствуется своими знаниями и опытом. Мощные когти и крепкий клюв, цвет оперения, скорость реакции — здесь все имеет значение, — говорит Руслан.

На каждого сокола необходимо иметь документы: паспорт хищной птицы и ветеринарную книжку. Кроме того, у владельца соколов должно быть удостоверение охотника. Без этих документов содержание хищных птиц недопустимо, могут возникнуть проблемы с инспекцией.

Беркутчи в стилизованном национальном костюме

Иногда к Руслану приезжают туристы, и он проводит для них шоу с соколами, но это бывает нечасто — один или два раза в месяц.

В этом костюме Руслан проводит шоу для туристов. Мы уговорили его одеть национальную одежду для нашей небольшой фотосессии. В юрте, которую вы видите на заднем плане, ночуют соколы и сам Руслан. Он находится возле своих птиц фактически двадцать четыре часа в сутки. Наверное, только так можно заслужить их доверие.

Недалеко от юрты мы заметили небольшой навес, под ним столик с инструментами и изделиями из кожи.

— Это моя мастерская. Здесь я шью различные аксессуары для моих питомцев, — рассказывает Руслан.

— Вот это — клобук на голову птицы, который вы уже видели, он называется томаға. Это — ножной ремень для птицы, аяқ бау, а это ірге бау — ремешок, который одним концом крепится к нижней части кереге юрты, а вторым к ноге птицы, — продолжает кусбеги.

Руслан делится с нами своими планами на будущее:

— В ближайшее время хочу хорошо подготовить своих ловчих птиц для охоты. Если говорить о дальнейших планах, я бы хотел обучать молодежь этому древнему ремеслу — кусбегілік, — потому что это достояние нашего народа. Я думаю, что нам очень важно сохранить его для потомков.

Для того чтобы овладеть искуством кусбеги, необходимо иметь терпение, глубокие знания о птицах и опыт, ведь приручить гордую птицу не так легко. Наш герой Руслан Абыл обладает всеми этими качествами. Это человек, для которого воспитание ловчих птиц — не просто работа, а состояние души и образ жизни.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector