Mishki-tomsk.ru

Мода и стиль
7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как сшить шляпу снусмумрика

Снусмумрик

Снусмумрик (швед. Snusmumriken , фин. Nuuskamuikkunen ) — персонаж книг о Муми-троллях финской писательницы Туве Янссон.

Содержание

Снусмумрик в произведениях Янссон [ править ]

Снусмумрик — знаменитый путешественник-одиночка, лучший друг Муми-тролля. Туве изображает Снусмумрика в виде человечка с круглым лицом и большими глазами, одетого в зелёный дождевик и широкополую зелёную шляпу с пером. Впервые появляется в повести «Муми-Тролль и комета»: Муми-тролль и Снифф познакомились со Снусмумриком во время путешествия на плоту в Одинокие Горы. В повести «Мемуары Муми-Папы» раскрывается происхождение Снусмумрика: это сын Мюмлы-мамы и Юксаре, единоутробный брат Мюмлы и Малышки Мю. Как и его отец, Снусмумрик немногословен, невозмутим, и во время путешествий почти невидим, так как не производит шума и теряется на фоне окружающей местности. В то же время, он способен на невероятные поступки: например, напугать сторожа в парке (единственные существа, которых он ненавидит). Снусмумрик приходит в бешенство, видя таблички типа «По газонам не ходить». Опытный путешественник, он знает множество секретов бродяжничества, и пережил море опасных приключений: даже сидел в тюрьме за кражу арбуза, но сбежал, прорыв подземный ход. В отличие от Сниффа, Снусмумрик презирает собственность, ограничиваясь в своих походах самым необходимым: трубка, губная гармоника, рюкзак, палатка, зелёный дождевик, старая шляпа, старые штаны. Взрослея от книги к книге, Снусмумрик все больше замыкается в себе, уходит от общения, становится угрюмым и неразговорчивым (в частности, в книге «В конце ноября» и в рассказе «Весенняя песня»). В то же время, он регулярно возвращается в Муми-дол, где рассчитывает привести свой внутренний мир в порядок и обрести спокойствие. Любопытна эволюция этого персонажа в книгах Туве Янссон: в первой редакции «Кометы» (1946) Снусмумрик — бродячий поэт, готовый сочинять стихи по любому поводу; громкий, эксцентричный и эгоистичный персонаж, создающий проблемы всем остальным. В более поздних редакциях Туве полностью переработала образ, превратив Снусмумрика в невозмутимого и немногословного бродягу. Однако, следы раннего образа встречаются и в поздних версиях: в англоязычном переводе 1959 года, Снусмумрик придумывает нелепое стихотворение в тот момент, когда плот с путешественниками застрял в подземном туннеле и готов рухнуть в бездну.

Снусмумрик на других языках мира [ править ]

Прототип [ править ]

Прототипом этого персонажа является финский журналист и политик Атос Казимир Виртанен (1906—1979), друг и несостоявшийся муж Туве Янссон (некоторое время они были помолвлены, но позже помолвка была разорвана). Зелёная шляпа Снусмумрика была аналогична той, что носил Виртанен, благодаря чему прототип нарисованного Снусмумрика легко угадывался близкими знакомыми Виртанена. Многие почитатели Туве Янссон считают Снусмумрика самым потрясающим из созданных ею персонажей. Снусмумрик — символ абсолютной свободы, человек, достигший полного спокойствия и порвавший с материальным миром. Сама Янссон в нескольких интервью подчеркивала, что «быть свободным и находиться там, где хочешь — великое счастье» [1] .

Снусмумрик в книгах Туве Янссон [ править ]

  • «Муми-тролль и комета»
  • «Шляпа волшебника»
  • «Мемуары Муми-папы»
  • «Опасное лето»
  • Сборник рассказов «Дитя-невидимка»
  • «В конце ноября»

Снусмумрик не присутствует в книгах «Маленькие тролли и большое наводнение», «Волшебная зима» и «Муми-папа и море», хотя в последних двух упоминается другими персонажами.

Как сшить шляпу снусмумрика

Муми-тролль и шляпа Чародея

Однажды, одним сереньким утром, пошёл снег. Он появился как-то незаметно, опускаясь на землю тихо, густой-густой пеленой, и не прошло и нескольких часов, как вся Муми-долина сделалась белой-белой.

Муми-тролль стоял на крылечке и смотрел, как долина кутается в зимнее покрывало, и тихонечко думал про себя, что вот, мол, к вечеру мы, скорее всего, погрузимся в зимнюю спячку. Это обычно происходит со всеми Муми-троллями. Что я считаю весьма разумным, особенно для тех, кто не любит холода и темноты. Он захлопнул дверь, на цыпочках подошёл к маме и сказал:

— Я знаю, — отозвалась мама. — Давай укладывайся в мансардочке, в той комнатке, что окошком на запад. Ложитесь там спать вместе с малышкой Сниффом. Я припасла для вас тёплые одеяла.

— Мам, но ведь Снифф так отчаянно храпит, — возразил Муми-тролль. — Можно я лучше вместо него лягу со Снусмумриком?

— Как хочешь, — откликнулась Муми-мама. — Тогда Снифф пусть спит в восточной.

Всё семейство Муми-троллей, а также все их друзья и знакомые серьёзно и обстоятельно готовились к долгой зиме. Муми-мама пригласила всех за стол, накрытый на веранде, чашка каждого из них оказалась наполненной только еловой хвоей (очень важно, чтобы желудок был заполнен хвоей, когда ты собираешься проспать три зимних месяца подряд). Когда обед подошёл к концу (по правде сказать, он был здорово невкусный), все более вдумчиво, чем обычно, пожелали друг другу приятного сна, и Муми-мама попросила всех хорошенько вычистить зубы. А вслед за этим Муми-папа обошел весь дом, проверил, хорошо ли заперты двери и ставни на окнах, и затянул люстру комариной сеткой, чтоб она за зиму не запылилась.

Потом каждый заполз в свою постель, обуютился, натянул на себя одеяло до самых ушей и постарался подумать о чём-нибудь приятном. Но Муми-тролль тихонечко вздохнул про себя и пробормотал.

— Однако же сколько времени теряется зря!

— Да ничего подобного, — отозвался Снусмумрик. — Мы же будем смотреть сны. А когда проснёмся, снова придёт весна…

Читайте так же:
Чем сшить транспортерную ленту своими руками

А снаружи всё сыпал и сыпал снег, падал лёгкой непрозрачной дымкой. Он уже засыпал ступеньки крыльца, тяжело навалился на крышу и оконные наличники. Скоро весь Муми-дом превратится в сплошной мягкий круглый сугроб. В доме потихоньку замирали — переставали тикать часы. Настала зима.

Муми-тролль и шляпа Чародея - i_001.png

в которой говорится о том, как Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф обнаружили шляпу Чародея, как неожиданно появились пять маленьких тучек и как Хемуль завёл себе новое хобби

Однажды весенним утром над Муми-долиной пролетела первая кукушка. Она опустилась на синюю крышу дома, где проживало Муми-семейство, и прокуковала восемь раз. Голос её, разумеется, звучал хрипловато: весна ведь только-только наступила. Потом она полетела дальше, на восток.

Муми-тролль проснулся и какое-то время лежал, глядя в потолок, никак не в состоянии сообразить, где же он находится. Он проспал сто дней и сто ночей подряд, и сны всё ещё витали вокруг его головы, пытаясь сделать так, чтобы он снова заснул. Он было повернулся, чтобы вновь обрести удобное положение и немножечко ещё подремать, но тут он обнаружил такое, что сна у него тут же не осталось ни в одном глазу. Кроватка Снусмумрика была пуста.

Муми-тролль мгновенно подскочил и сел. Подумать только, шляпы Снусмумрика на месте тоже не обнаружилось!

— Ну, это уж совсем никуда не годится, — проговорил Муми-тролль. Он слез с постели, подошёл к раскрытому окну и выглянул наружу. Ах, вот что! Снусмумрик воспользовался верёвочной лестницей. Муми-тролль перелез через подоконник и, перебирая своими коротенькими ножками, спустился по той же лестнице во двор.

На оттаявшей земле он ясно различил следы. Это были, несомненно, следы Снусмумрика. Правда, они вели себя как-то странно: шли то в одну, то в другую сторону, и было никак не понять, куда же Снусмумрик направился. Временами следы указывали на длинный прыжок, а после перекрещивались друг с другом.

«Это он от радости, — подумал Муми-тролль. — А вот тут он проделал кувырок, это ясно и очевидно». Вдруг Муми-тролль вскинул голову и стал прислушиваться. Откуда-то издали доносились звуки музыки. Это, несомненно, Снусмумрик играл на губной гармошке свою самую весёлую песенку под названием «Малые зверьки, завяжите бантики на своих хвостах». И Муми-тролль пустился бежать туда, откуда доносились звуки песенки. Возле речки он и вправду обнаружил Снусмумрика. Тот восседал на перилах моста и дрыгал ногами. Его старая шляпа сползла ему на уши.

— Привет, — сказал Муми-тролль, усаживаясь с ним рядышком.

— Привет, привет, — отозвался Снусмумрик, продолжая наигрывать песенку.

Солнышко только-только поднялось над лесом и светило им прямо в лицо. Они щурились, болтали ногами над чистой, быстро бегущей водой, чувствовали себя беззаботно и были очень рады видеть друг друга. По этой реке они не однажды отправлялись в плаванье в дальние края. В каждом новом путешествии они обзаводились новыми друзьями и всех притаскивали с собой в Муми-долину. Муми-мама и Муми-папа, надо сказать, относились спокойно к тому, что пришельцы селились в их доме. Они только молча вносили в дом новые кроватки да наращивали дощечками обеденный стол. Так что в доме всегда была толчея, и каждый делал, что ему нравится. А что будет завтра — об этом как-то не было принято думать. Ясное дело, в доме иногда случались удивительные и даже ужасные события, но уж скучно-то точно никому не бывало (а это, согласитесь, большое преимущество).

Как только Снусмумрик доиграл последнюю строку своей весенней песенки, он отправил губную гармошку в карман и спросил:

— Что, Снифф проснулся?

— Сомневаюсь, — отозвался Муми-тролль. — Он всегда спит на неделю дольше, чем остальные.

— Ну так давай его разбудим, — сказал Снусмумрик, решительно соскакивая с перил. Надо бы придумать что-нибудь совсем необычное в такой прекрасный денёк.

Муми-тролль стал под окошком восточной мансарды и, сложив лапы особым образом, подал секретный сигнал — три обычных свистка и один продолжительный (что обозначало «происходят серьёзные вещи»). Храп прекратился. Но за этим ничего не последовало.

— Давай-ка ещё разок, — сказал Снусмумрик.

И они подали сигнал с удвоенной силой.

Оконная рама с грохотом поднялась.

— Я же сплю! — в сердцах прокричал Снифф.

— Спускайся к нам, — сказал Снусмумрик. — И не злись, пожалуйста. Мы задумали нечто необычайное.

Снифф расправил помятые со сна ушки и стал спускаться по верёвочной лестнице. (Надо заметить, что в Муми-доме под каждым окошком было по верёвочной лестнице: выходить через дверь по ступенькам крыльца — ну уж нет! Это же берёт кучу времени!)

А денёк действительно обещал быть чудесным. Всё вокруг кишело всякой проснувшейся насекомостью, которая проспала всю зиму и теперь снова радовалась встрече. Кто-то проветривал одёжки, кто-то расправлял усики, некоторые строили себе новые жилища и готовились к встрече вновь народившейся весны.

На ветках деревьев там и сям покачивались древесные феи и расчёсывали свои длинные волосы. С северной стороны на стволах кое-где ещё оставался слежавшийся снег, в котором мышки прорывали длинные туннели.

— Поздравляю с наступившей весной! — сказал престарелый уж. — Как прошла зима?

Читайте так же:
Сшить окорок для глажки

— Спасибо, хорошо, — ответил Муми-тролль. — А каково вам спалось, дядюшка?

— Отлично, — отозвался уж. — Передай привет папе и маме.

В этом духе они поговорили со многими, встречавшимися им на пути. Но чем выше они поднимались, тем меньше им встречалось народу, и наконец только изредка стали попадаться навстречу мышки-мамы, занятые разными весенними приготовлениями. Высоко в горах было сыро от тающего снега.

Туве Янссон — Шляпа волшебника: Сказка

Первый снег пал на Муми-дол хмурым утром. Он подкрался, густой и безмолвный, и за несколько часов выбелил всю долину.

Муми-тролль стоял на крыльце, смотрел, как зима пеленает землю в свой белый саван, и думал спокойно: «Вечером мы погрузимся в спячку». Ведь все муми-тролли делают так в ноябре (и, по правде сказать, это очень разумно, если кто не любит холода и темноты). Он закрыл дверь, неслышным шагом подошел к маме и сказал:

– Знаю, – ответила мама. – Я уже приготовила для вас самые теплые одеяла. Можешь лечь наверху в западной комнате вместе со Сниффом.

– Снифф ужасно храпит, – сказал Муми-тролль. – Можно я лягу вместе со Снусмумриком?

– Как хочешь, – отвечала Муми-мама. – Тогда устроим Сниффа в восточной.

Муми-семейство, все его друзья и знакомые готовились к долгой зимней спячке серьезно и обстоятельно.

Муми-мама накрыла стол на веранде, но в чашке у каждого были лишь хвойные иголки. (Совершенно необходимо, чтобы желудок был набит хвойными иголками, если предстоит проспать целых три месяца подряд.) После обеда (а он казался уж совсем безвкусным) все чуть серьезнее обычного пожелали друг другу доброй ночи, и Муми-мама велела всем вычистить зубы. А Муми-папа обошел весь дом, закрыл все двери и ставни и обернул люстру сеткой от комаров, чтобы не запылилась. Потом каждый залез в свою кровать, устроил в ней ямку поуютнее, укрылся с головой одеялом и стал думать о чем-нибудь приятном. И только Муми-тролль со вздохом сказал:

– Какую уйму времени мы теряем зря!

– Ничуть! – отозвался Снусмумрик. – Нам снятся сны. А когда мы проснемся, уже будет весна…

– Мм… – пробормотал Муми-тролль, уже погружаясь в сумрачный мир сновидений.

А на дворе сыпал снег, мелко, но густо. Он уже завалил крыльцо и грузными шапками свешивался с крыши, с наличников окон. Весь Муми-дом скоро должен был превратиться в сплошной пухлый сугроб. Одни за другими переставали тикать часы – пришла зима.

Глава 1, в которой рассказывается о том, как Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф нашли шляпу Волшебника, как неизвестно откуда появились пять маленьких тучек, а Хемуль обзавелся новым хобби

Как-то весенним утром, часа в четыре, над Муми-долом пролетела первая кукушка. Она уселась на синюю крышу Муми-дома и прокуковала восемь раз – с легкой хрипотцой, понятно, потому что весна была еще в самом начале.

Ну а потом кукушка полетела дальше на восток. Муми-тролль проснулся и долго лежал, уставясь в потолок и соображая, где он. Он проспал сто ночей и сто дней подряд, он был еще овеян сновидениями и не хотел расставаться со сном.

Но, перевернувшись с боку на бок, чтобы найти новое удобное положение, он увидел такое, что сон с него как рукой сняло. Кровать Снусмумрика была пуста.

Муми-тролль так и подскочил в постели.

Ну конечно! Шляпы Снусмумрика тоже нигде не видать.

– Это надо же! – сказал Муми-тролль.

Он подошел к раскрытому окну и выглянул во двор. Ага, Снусмумрик воспользовался веревочной лестницей. Муми-тролль перебрался через подоконник и, осторожно переступая коротенькими ножками, спустился по лестнице вниз.

На сырой земле отчетливо виднелись отпечатки ног Снусмумрика. Они были запутанные, словно куриный след, и не было никакой возможности определить, куда он направился. Местами следы делали длинные прыжки и перекрещивались между собой. «Это он от радости, – размышлял про себя Муми-тролль. – А вот тут он перекувырнулся, уж это точно».

Муми-тролль поднял голову и прислушался. Где-то далеко-далеко Снусмумрик играл на губной гармошке, играл свою самую веселую песенку: «Эй, зверятки, завяжите бантиком хвосты».

Муми-тролль побежал прямо на музыку и внизу у реки увидел Снусмумрика. Тот сидел на перилах моста, нахлобучив на лоб свою старую шляпу, и болтал над водой ногами.

– Привет, – сказал Муми-тролль, усаживаясь с ним рядом.

– Привет, привет, – отозвался Снусмумрик, не отнимая от губ гармошки.

Солнце только что поднялось над верхушками деревьев и светило им прямо в лицо. А они жмурились от его лучей, болтали ногами над бегущей сверкающей водой, и на сердце у них было привольно и беззаботно.

По этой реке они не раз отправлялись в большой мир навстречу необыкновенным приключениям и в каждом путешествии обзаводились новыми друзьями и приводили их к себе домой, в Муми-дол. Муми-папа и Муми-мама принимали всех незнакомцев с невозмутимым спокойствием – лишь ставили новые кровати да расширяли обеденный стол. Так вот и выходило, что в доме всегда было полно народу и каждый занимался чем хотел, нисколько не заботясь о завтрашнем дне. Ну и, разумеется, время от времени в доме случались потрясающие, прямо-таки ужасные вещи, но зато уж на скуку никто пожаловаться не мог. (А ведь это как-никак делает честь любому дому.)

Читайте так же:
Как сшить подкладку в куртку из флиса

Доиграв последнюю строчку своей весенней песенки, Снусмумрик сунул гармошку в карман и спросил:

– Вряд ли, – ответил Муми-тролль. – Он всегда просыпается на неделю позже других.

– Тогда нужно его разбудить, – решительно сказал Снусмумрик и спрыгнул с перил. – В такой славный денек непременно надо придумать что-нибудь совсем необыкновенное.

Муми-тролль стал под окошком восточной мансарды и, сунув в рот лапы, дал сигнал по одним им понятной тайной системе: три простых свистка и один долгий. (Это означало: есть дело.) Слышно было, что Снифф перестал храпеть, но не шелохнулся.

– А ну-ка еще раз! – сказал Снусмумрик, и они повторили сигнал с удвоенной силой.

Окошко с треском распахнулось.

– Я сплю! – сердито крикнул Снифф.

– Давай к нам, да не сердись, – сказал Снусмумрик. – Мы задумали что-то совсем необыкновенное.

Снифф навострил помятые со сна уши и спустился вниз по веревочной лестнице. (Пожалуй, нелишне упомянуть, что в Муми-доме веревочные лестницы были под каждым окном: ведь выходить каждый раз через крыльцо – такая морока!)

День и вправду обещал быть чудесным. Повсюду было полно еще не совсем проснувшейся от долгой зимней спячки ползучей мелюзги, она шныряла во все стороны и заново знакомилась друг с другом. Одни проветривали платье и чистили щеткой усы, другие строили себе дома, третьи на все лады готовились к встрече весны. Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф то и дело останавливались посмотреть, как строится дом, или послушать какую-нибудь ссору. (Это часто случается в первые дни весны, потому что когда выходишь из спячки, с утра нередко бываешь в дурном настроении.) На ветвях деревьев сидели древесные феи, расчесывая свои длинные волосы, а в снегу, островками, лепившимися с северной стороны стволов, прокладывали длинные ходы мыши и прочая мелюзга.

– С новой весной! – сказал один пожилой уж. – Как зимовалось?

– Спасибо, ничего, – ответил Муми-тролль. – А вам, братец, хорошо спалось?

– Отлично, – ответил уж. – Кланяйтесь от меня папе и маме!

Такие вот примерно разговоры вели они с многочисленными личностями, попадавшимися им по пути. Но чем выше в гору, тем безлюднее становилось вокруг, и под конец им лишь изредка встречались хлопотливые мыши-мамы, занятые весенней уборкой.

– Ой, как неприятно! – сказал Муми-тролль, высоко подбирая лапы на тающем снегу. – Муми-тролли не любят, когда так много снегу. Это мне мама сказала. – Он чихнул.

– Послушай-ка, Муми-тролль, – сказал Снусмумрик. – Есть идея. Что, если забраться на самую верхушку горы и сложить там пирамиду из камней? Пусть знают, что мы первые побывали на вершине.

– Идет, – сказал Снифф и тотчас двинулся в путь, не желая никого пропускать впереди себя.

На вершине разгуливал весенний ветер и на все четыре стороны распахивался голубой горизонт. На западе было море, на востоке река, петляя, уползала в глубь Пустынных гор, на севере как весенний ковер простирались дремучие леса, а на юге из трубы Муми-дома курился дымок – это Муми-мама варила к завтраку кофе. Но Снифф ничего этого не замечал. Потому что на вершине горы лежала шляпа, точнее говоря, черный цилиндр.

– Кто-то уже побывал тут до нас! – сказал он.

Муми-тролль поднял шляпу и стал ее рассматривать.

– Шляпа что надо, – сказал он. – Может, будет тебе как раз впору, Мумрик?

– Нет, нет, – ответил Снусмумрик (он очень любил свою старую зеленую шляпу). – Уж слишком новая!

– А может, она понравится папе? – размышлял вслух Муми-тролль.

– Захватим ее с собой, – сказал Снифф. – А теперь я хочу домой. Смерть как хочется кофе. А вам?

Муми-тролль: Опасное лето (Опасный канун) — О наказании и вознаграждении

Муми-тролль

Долгое время Снусмумрик греб, не произнося ни слова. Муми-тролль смотрел на привычный силуэт старой шляпы Снусмумрика на фоне ночного неба и колечки дыма от трубки, которые при полном штиле поднимались прямо вверх. «Теперь все будет хорошо», — подумал он.
Возгласы и аплодисменты доносились до них все слабее и слабее, и вот лишь всплески весел нарушают тишину.
Берега превратились в темную полоску.
Собственно, говорить у них не было охоты. До поры до времени. Им некуда было спешить: впереди было долгое лето, которое сулило исполнение всех надежд. А сейчас они были под впечатлением своей драматической встречи, переживаний этой ночи и опасного побега. С них было вполне достаточно, к чему еще разговоры! Лодка стала описывать полукруг, направляясь к берегу.
Муми-тролль понял, что Снусмумрик пытался сбить преследователей со следа. Полицейский свисток Хемуля тревожно разрезал ночь, в ответ ему раздался новый свист.
Когда лодка врезалась в камыши под деревьями, на небе взошла полная луна.
— Теперь послушай внимательно, что я тебе скажу, — начал Снусмумрик.

Муми-тролль

— Слушаю, — ответил Муми-тролль, почувствовав, что паруса надуваются ветром приключений.
— Поспеши назад к остальным, — продолжал Снусмумрик, — забирай всех, кто хочет вернуться в долину муми-троллей, и плыви с ними сюда. Не надо тащить с собой мебель. Следует поторопиться, пока хемули не выставили сторожей в театре. Я-то их знаю. Не задерживайся в пути и не бойся. Белые ночи в июне никогда не бывают опасны.
— Хорошо, — послушно ответил Муми-тролль.
Он немного подождал, но поскольку Снусмумрик ничего больше не добавил, Муми-тролль вылез из лодки и зашагал берегом назад.
Снусмумрик сел на корму и осторожно выбил пепел из трубки, он наклонился и выглянул из-за камышей. Хемуль уверенно держал курс вперед. Он был отчетливо виден на лунной дорожке. Снусмумрик тихонько рассмеялся и начал набивать свою трубку.
Наконец-то вода стала спадать. Медленно выползали на солнечный свет вымытые штормом берега и долины. Первыми показались деревья. Они качали пробудившимися от сна макушками и расправляли над водой ветки, проверяя, все ли у них цело после катастрофы. Сломанные деревья торопились выпустить новые побеги. Птицы отыскивали свои старые насиженные гнезда, а выше, на склонах холмов, уже избавившихся от воды, сушилось на траве их промокшее постельное белье.
Как только вода начала спадать, все заторопились домой. День и ночь шли обитатели Муми-долины на веслах и под парусами, а когда вода совсем спала, продолжали пешком добираться до тех мест, где жили раньше.
Может быть, они отыскали бы новые, гораздо лучшие места для жилья, раз долина их превратилась в море, но им больше нравились старые, обжитые края.
Когда Муми-мама с палкой в лапах сидела рядом с сыном на корме в лодке, она вовсе не думала о мебельном гарнитуре, который Эмма разрешила ей оставить в театре. Она думала о своем саде и беспокоилась, расчистило ли море песчаные дорожки так же аккуратно, как это делала она сама.
Муми-мама начала узнавать знакомые места. Они гребли вдоль пролива, который вел к Пустынным горам. И она знала, что за следующим поворотом они увидят скалу, охраняющую въезд в долину муми-троллей.
— Мы возвращаемся домой, домой, домой! — напевала малышка Мю, сидевшая на коленях у сестры.
Фрекен Снорк примостилась на носу лодки и любовалась подводным миром. Лодка плыла как раз над лугом, и порою ее дно с шуршанием касалось цветов. Желтые, красные, голубые, они проглядывали сквозь толщу воды и тянули свои стебельки к солнцу.
Муми-папа греб длинными, сильными гребками.
— Вы думаете, наша веранда уже поднялась над водой? — спросил он.
— Только бы нам благополучно туда добраться… сказал Снусмумрик и испытующе посмотрел назад через плечо.
— Дорогой мой! — ответил папа. — Мы оставили хемулей давным-давно позади!
— Не будь таким самоуверенным, — посоветовал Снусмумрик.
Посреди лодки торчал бугорок, накрытый купальным халатом. Бугорок шевелился. Муми-папа осторожно коснулся его лапой.
— Ты не вылезешь погреться на солнышке? — спросил он.
— Нет, спасибо, здесь так хорошо, — ответил нежный голосок из-под халата.
— Она же совсем без воздуха, бедняжка, — озабоченно добавила мама. — Она сидит там уже целых три дня.
— Маленькие хемулихи страшно боязливы, — шепотом пояснил Муми-тролль. — Я думаю, она вяжет. Тогда она чувствует себя гораздо увереннее.
Но маленькая Хемулиха и не думала вязать. Она упорно продолжала писать в тетради с черной клеенчатой обложкой. «Запрещается, — писала она, — запрещается… запрещается… запрещается…» Пять тысяч раз. Ей доставляло удовольствие заполнять страницу за страницей такими словами. «Все-таки чудесно быть доброй», — думала она умиротворенно.
Мама пожала лапку Муми-троллю.
— О чем ты задумался? — спросила она.
— Я думаю о малышах Снусмумрика, — сказал Муми-тролль. — Неужели все они станут артистами?
— Кто-то из них станет, — рассуждала Муми-мама. — А неспособных усыновит филифьонка. Видишь ли, она не может жить без родни.
— Но они будут скучать по Снусмумрику, — сказал с грустью в голосе Муми-тролль.
— Может, только поначалу, — возразила Муми-мама. — Он будет навещать их раз в год и посылать им поздравительные открытки ко дню рождения. Открытки с картинками.
Муми-тролль кивнул головой.
— Тогда все в порядке, — согласился он. — А Хомса и Миса… Ты видела, с какой радостью Миса осталась в театре?
Муми-мама рассмеялась.
— Верно, Миса счастлива. Она будет играть трагедии всю свою жизнь и каждый раз создавать себе новое лицо. А Хомса стал маэстро, он так же счастлив, как и Миса. Разве не счастье, когда твои друзья находят то, что им по душе?
— Конечно, — поддакнул Муми-тролль. — Это ужасно приятно.
Тут лодка остановилась.
— Мы застряли в траве, — пояснил папа, взглянув за борт. — Теперь надо идти вброд.
Все вылезли из лодки и зашагали по воде.
Маленькая Хемулиха спрятала под платье что-то, чем она очень дорожила, но никто не спросил ее, что это.
Идти было трудно, так как вода доходила им до пояса. Но дно было приятное, поросшее мягкой травой, без камней. Иногда земля выступала над водой, и тогда цветущие кочки плыли им навстречу, словно райские островки.
Снусмумрик шел последним. Он был еще молчаливее, чем обычно. Все время он оглядывался и прислушивался.
— Я готова съесть твою старую шляпу, если они не отстали! — закричала Мюмла.
Снусмумрик лишь покачал головой.
Вот пролив начал сужаться. В теснине между скалистыми берегами уже виднелась нежная зелень Муми-дола. И крыша с весело развевающимся флагом…
Вот показался поворот реки и за ним мост, выкрашенный в синий цвет. Жасмин уже расцвел! Все зашагали так быстро, что вода забурлила вокруг; они шли, оживленно обсуждая, что им предстоит сделать, когда они вернутся домой.
Вдруг резкий свист словно хлыстом рассек воздух. В один миг пролив закипел хемулями, они были впереди, сзади — повсюду.
Фрекен Снорк уткнулась головой в плечо Муми-тролля. Никто не сказал ни слова. Это было ужасно: дойти почти до самого дома и оказаться в лапах полицейских.
Хемуль шел им навстречу и остановился перед Снусмумриком.
— Ну-у? — протянул он.
Никто не ответил.
— Ну-у? — повторил Хемуль.
Тут маленькая Хемулиха проворно шмыгнула вперед к двоюродному брату, поклонилась и протянула ему черную коленкоровую тетрадь.
— Снусмумрик раскаялся и просит прощения, — сказала она застенчиво.
— Это я-то… — начал было Снусмумрик.
Огромный Хемуль, взглядом заставил Снусмумрика умолкнуть, открыл тетрадь и стал считать. Считал он долго, так долго, что вода успела опуститься до его лодыжек. Наконец Хемуль произнес:
— Все верно. Здесь написано «запрещается» пять тысяч раз.
— Ну? Неужели? — удивился Снусмумрик.
— Помолчи, будь добр, — попросила его маленькая Хемулиха. — Мне было так весело, в самом деле так весело.
— А таблички? — спросил ее брат.
— Может, он развесит их вокруг моего огорода? — предложила Муми-мама. — Например: «Лесных зверюшек просят оставить немного салата, не съедать его под корень».
— Ну, конечно… это вполне допустимо, — растерянно ответил Хемуль. — Тогда, пожалуй, придется вас отпустить. Но чтобы больше этого не было!
— Нет, никогда, — послушно ответили они.
— А ты, пожалуй, поезжай домой, — сказал Хемуль и строго посмотрел на свою маленькую кузину.
— Конечно, если ты не сердишься на меня, — ответила она и, повернувшись к семейству муми-троллей, сказала: — Большое спасибо. Теперь я знаю, что вязать. Вы получите носочки, как только они будут готовы. По какому адресу их отправить?

Читайте так же:
Как сшить стрекозу из фетра

Муми-тролль

— Достаточно написать: «Долина муми-троллей», — порекомендовал папа.
Весь оставшийся путь они бежали. Через вершину холма, меж кустов сирени и прямо к крыльцу. Там они остановились, и у них словно гора свалилась с плеч. Они стояли молча, чувствуя, что снова дома.
Все было как прежде. Прекрасные перила на веранде, сделанные вручную, не сломались. По-прежнему красовался подсолнечник. Бочка с водой стояла на своем месте. Гамак от морской воды посветлел и стал приятного цвета. В единственной луже отражалось небо, и она вполне годилась малышке Мю — для купания.
Казалось, будто ничего не произошло и никогда больше им не будет грозить опасность.
На садовых дорожках было полно ракушек и улиток, а вокруг крыльца лежал венок из красных водорослей.
Муми-мама заглянула в окно гостиной.
— Голубушка, не входи еще туда, — посоветовал Муми-папа. — А если войдешь, то закрой глаза. Я сделаю для тебя новую мебель, она будет копией старой, с бахромой, с красным плюшем и всем прочим.
— Мне незачем закрывать глаза, — весело ответила мама. — Мне будет недоставать лишь вращающейся сцены. И я почти уверена, что на этот раз мы купим набивной бархат.
Вечером Муми-тролль пошел в палатку Снусмумрика, чтобы пожелать ему спокойной ночи.
Тот сидел и курил на берегу речки.

Муми-тролль

— Теперь у тебя есть все, что надо? — спросил Муми-тролль.
— Почти все, — кивнул Снусмумрик.
Муми-тролль понюхал воздух.
— Ты что, куришь табак нового сорта? — спросили он. — По запаху табак напоминает малину. Это хороший табак?
— Совсем нет, — ответил Снусмумрик. — Но я курю его только по воскресеньям.
— Вот как! — удивленно кивнул Муми-тролль. — Да, ведь сегодня воскресенье. Ну, спокойной ночи, я пойду спать.
— Будь здоров! — сказал Снусмумрик.
Муми-тролль отправился к болотцу с прозрачно-рыжеватой водой, возле которого росло дерево с прикрепленным к нему гамаком для папы. Муми-тролль поглядел в воду. Да, украшения лежали на месте.
Тут он принялся искать что-то в траве.
Прошло еще несколько минут, пока он отыскал берестяной кораблик. Задний его штаг запутался в листочке, но был совсем цел. Даже маленькая крышка над трюмом была на своем месте.
Муми-тролль пошел обратно к дому через сад. Вечер был прохладный и тихий, мокрые цветы благоухали сильнее обычного.
Мама сидела на крылечке, поджидая его. Она что-то держала в лапе.
— Угадай, что это? — весело спросила она.
— Это шлюпка! — воскликнул Муми-тролль и засмеялся.
Он смеялся не потому, что ему было очень весело, а потому, что он чувствовал себя бесконечно счастливым.

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Проект как сшить игольницу
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector