Mishki-tomsk.ru

Мода и стиль
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Совки и ватники

Совки и ватники

Молва, которой теперь называется Интернет, часто приписывает нам с Вайлем авторство термина “совок”. Могу с полной ответственностью заявить, что это не так. Впервые это слово я услышал на Брайтон-Бич, где так называли приехавших из СССР родственников. Изголодавшиеся по товарам народного, как, впрочем, и любого другого потребления, они всё сметали с прилавков, за что местные и прозвали их “пылесосами”, сокращенными в “совки”.

Другое дело, что несколько лет спустя я написал очерк “Совки”, где описывал выращенных советской властью богемных чудаков, ведущих странный образ жизни на обочине общества. В интересной полемике со мной тезис о "метафизическом аспекте совковости" подхватил и развил Виктор Пелевин. "Совок, – писал он, – влачил свои дни очень далеко от нормальной жизни, но зато недалеко от Бога, присутствие которого он не замечал. Живя на самой близкой к Эдему помойке, совки заливали портвейном "Кавказ" свои принудительно раскрытые духовные очи".

Со временем, однако, термин эволюционировал и оброс ностальгическими аллюзиями, во всяком случае у тех, кто не считает его безусловно оскорбительным. Я бы сказал, что на нынешнем этапе своего развития, совок – это добрый человек в застиранной майке, который одолжит соседу десятку, даже если для этого придется сдать пустые бутылки. Условно говоря, совок напоминает героев артиста Евгения Леонова и воспринимается с добродушной усмешкой.

Оно и понятно. Из трудного XXI века еще более свирепое советское прошлое выглядит простым, бедным, но честным: раннее христианство позднего социализма. В такой трактовке совок превращается из национальной карикатуры в дружеский шарж, облегчающий жизнь фельетонистам. Как и другие лишь изначально пежоративные образы, вроде толстобрюхого англичанина Джона Буля или долговязого янки Дяди Сэма, совок в глазах многих стал приемлемой персонификацией особой русской истории.

Таким же амбивалентным кажется новый термин “ватник”. С одной стороны, это одежда, которая символизирует жертвенное прошлое и напоминает о ГУЛАГе. Не зря Солженицын собирался надеть лагерный ватник на церемонию вручения Нобелевской премии. С другой стороны, ватники носили не только те, кто сидел, но и те, кто их сторожил. Более того, ватником можно гордиться. Так, как я узнал из того же Интернета, Виталий Третьяков, в чьей “Независимой газете” я с гордостью печатался в самые горячие дни перестройки, теперь предложил устроить “Марш ватников”. В этом чисто русском наряде он видит универсальную магическую одежду, защищающую от дождя, мороза, пуль и санкций.

Мне, однако, кажется, что в метафорическом ватнике важен не фасон, а материал. Вата тут не только на спине, а и в ушах, ибо ватники слышат только себя и, что еще хуже, себе же верят. Впрочем, ватники отнюдь не эндемическое явление, ибо сегодня они встречаются и за границей. Я это выяснил в Нью-Йорке на примере моего старинного товарища, в прошлом диссидента, распространявшего в СССР того же Солженицына. Когда этой зимой он написал в Facebook, что на Майдане ЦРУ раздает киевлянам сводящие с ума психотропные вещества, придающие силу демонстрантам воевать с Януковичем, я пытался остудить его фантазию. "Распространяя такие бредни, – написал я ему по-дружески, – ты можешь и сам сойти с ума, и тогда тебе будут мерещиться зеленые человечки".

Ну и кто был прав? – мог бы ответить мне после Крыма мой бывший товарищ, но к этому времени мы уже перестали разговаривать.

Александр Генис – нью-йоркский писатель и публицист, автор и ведущий программы "Американский час "Поверх барьеров"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Как русский ватник на 80 лет опередил экологичную коллекцию Стеллы Маккартни

Как русский ватник на 80 лет опередил экологичную коллекцию Стеллы Маккартни

На днях «Афиша» реабилитировала ватник как предмет мужского, да, впрочем, и женского гардероба. Стеганые куртки несколько сезонов подряд появляются в коллекциях известных дизайнерских домов и, судя по всему, не собираются их покидать.

Если немного углубиться в историю, то ватник, конечно, русское изобретение. Метод промышленного производства ваты придумали в 1870 году немцы Пауль и Альфред Хартманны. Затем кто-то додумался, что ватой можно набивать одежду. И уже с конца 1930-х Россия начала массово выпускать ватники – стеганные дешевые куртки.

Читайте так же:
Что делать если красится дубленка снаружи

Ватники в большинстве своем производили не из ваты, а из ватина. Он изготовлен из вторичного сырья, а именно – из измельченных отходов швейных и ткацких производств. Переработка старой одежды, обрезков ткани устроена в несколько этапов. Сначала сырье отправляют в трепальную машину, затем – в чесальную, а уже затем в специальную машину для производства ватина. В ней из подготовленного тканного вторсырья делают пласт и, если нужно, простегивают его.

«Сейчас предложение отходов швейных производств больше, чем спрос на них. Из-за этого некоторые производства ватина в России закрываются, – рассказала менеджер по продажам компании «Альфа Текс», производящей ватин, Диана Мартынова. – По-прежнему ватин используют для военных фуражек – в качестве подкладки. И в розницу иногда закупают – как подкладку для пальто».

Если в советские годы экологичная мода была все же бессознательной, то сегодня ставку на органический хлопок, вторсырье и сертификацию делают многие уважаемые дизайнеры. Например, уже несколько лет подряд то один, то другой модный дом выпускает коллекцию для движения Green Carpet Challenge.

Главным адептом экологичной моды сегодня по праву считается Стелла Маккартни. Она принципиально в своих коллекциях не использует натуральный мех и кожу, сотрудничает с организацией РЕТА («Организация за этичное обращение с животными») и сопровождает свою продукцию зоозащитными лозунгами.

Раз в год она выпускает отчет о том, насколько экологично ее производство. А именно – сколько воды, света и других производственных ресурсов она сэкономила, какие предметы коллекции сделаны из перерабатываемого пластика, а какие – из органического хлопка и сертифицированных пород дерева. Дизайнер превращает в оду экологии даже самые маленькие детали: скажем, металлические элементы в коллекции бюстгалтеров сделаны из переработанного металла. И она намеренно подчеркивает это на своем сайте.

Людмила Норсоян, российский дизайнер, преподаватель Британской высшей школы дизайна, основатель бренда модного высокотехнологичного трикотажа Norsoyan:

С ватниками было так: в 70-80-х годах 20-го века иностранные студенты вывозили из Советского Союза их как подарок. Особенно девушки любили увезти парочку и дома, оторвав воротники и рукава, носить как концептуальные пиджаки. А дальше, когда появились нейлоновые ткани весом до 28 граммов и новое поколение утеплителей, наш ватник неузнаваемо для нас же превратился в новый предмет одежды – стеганую куртку, которую теперь носит весь мир. Например, у Nina Donis была своя вариация на тему ватника, мне лично симпатичная.

Если говорить об экологичности одежды, то это тема, которая только предстоит российскому рынку. Производители не сильно афишируют, что одежда сделана из вторсырья, потому что учитывают традиционные взгляды русского обывателя на покупку одежды. После бедности советского времени, когда все вечно донашивали и перекраивали, захотелось всего нового, никем не ношенного.

А между тем рынок уже подготовлен. Посмотрите на детей «нулевых», которые выросли на IT-технологиях и свободны от любых предрассудков. От одежды они требуют соотношения дизайна, цены и комфорта. Термобелье – прекрасно, джинсы – тоже. Я чувствую на себе, как бурно и активно развивается рынок одежды на инновационных материалах.

Скандинавские страны сейчас самые восприимчивые к экологичной моде. Они научились за многие столетия по наследству передавать бережное отношение к миру и вещам, которые этот мир наполняют.

Мэган Виртанен, историк моды, коллекционер винтажной одежды

Распространение моды на «экологическую» одежду будет, вероятно, зависеть от двух факторов. В меньшей мере – от распространения идеологии экологического подхода. В большей – от реального экономического положения и доходов населения, ведь на данный момент очень часто «экологичная» одежда оказывается дороже прочей, а средний потребитель голосует кошельком.

Производители не афишируют вторсырьё, поскольку у нас существует стойкое предубеждение против «сделанного из остатков и обрезков». Для граждан это часто ассоциируется с бедностью и дефицитом, рубрикой «Домашнему мастеру» из журнала «Наука и жизнь» и прочими методами выживания, когда материалы недоступны и приходится придумывать, как что-то сделать из того немногого, что есть. Перешивание, использование остатков, переработка старого и ненужного слишком долго были частью «культуры бедности», массовое сознание пока не готово к полному перевороту значений.

Полагаю, экологичность и мода вполне могут сочетаться, не даром именно мода периода второй мировой войны во всём мире была исключительно изобретательна и декоративна, несмотря на то, что в основном, в силу условий, приходилось довольствоваться именно обрезками, остатками и переработкой.

Читайте так же:
Как вернуть и восстановить цвет джинсов в домашних

Сергей Наумов, визажист

Я считаю, что ватник – это круто. Его можно даже носить и быть на стиле, если хорошо подобрать обувь и аксессуары. Сами знаете, для нашей зимы либо шуба, либо ватник. Экологическая одежда – это идти в ногу со временем, использывать «чистые материалы». Меня совсем не пугает вторично использованный пластик. Стелла Маккартни, например, сделала из такого коллекцию своих очков. Это хорошо как для нас, так и для окружающей среды, что немаловажно. Каждый современный человек это должен понимать.

12 ножей в спину вате или почему россияне ненавидят Америку.

Еще

Извиняюсь, за столь броский заголовок. Ножей конечно не 12, от силы штуки 3-4.
Итак, почему мы ненавидим Америку. Все очень просто, нам сказали ненавидеть их по телевизору.
Рассмотрим типовой набор аргументов в духе " США — империя зла, англосаксы = человеконенавистники"
Во время оные, когда США еще не было даже в планах, основной конфликт с Англией заключался в религии.
Впрочем эпоха была суровой, и точно такие же, а то и хуже, религиозные конфликты были с Испанией, Францией, Священной Римской империей и т.д. и т.п. Желающие могут почитать учебники истории или погуглить «столетняя война, гугеноты, иезуиты, гуситы, реформация».
В Новом времени Россия с Европой конфликтовала не больше чем Европа конфликтовала сама с собой. И в основном все эти конфликты возникали либо тогда, когда цари активно лезли в эту самую Европу, либо в более поздние эпохи, пересекались с теми же англичанами в борьбе за колонии. Надо отметить, что царская Россия, а ранее Московской царство, вело ровно точно такую же политику примучивания малых народцев, как и богопротивные наглосаксы. Никаких отличий не было, за исключением того, что Англия империя морская а Россия империя сухопутная. Российский флот смог поразить только турков, дальше дело не пошло.
Рассмотрим повнимательнее.
США загеноцидили индейцев. А казаки в Сибири, на Дальнем Востоке и той же самой Калифорнии по-вашему их пряниками с медом кормили? Последний геноцид, который устроили в РИ был геноцид адыгов и черкесов.
Правда, надо отдать должное и противоположному взгляду. Индейцы были не подарок. Чукчи, самоеды и всяческие алеуты, тоже были не подарок. Так что в этих историях нет хороших и плохих парней. Все друг друга стоят, просто одни оказались сильнее. Все империи вели себя одинаково. Слабых подчиняли, а если те сопротивлялись их уничтожали. Можно конечно считать, что казаки Ермака, Семена Дежнева и Хабарова были добрее конкистадоров и каких-нибудь кавалеристов форта Нокс, но это не так. Они были совершенно идентичны.

И самый большой и острый нож. Что Европе, что США. по-большому счету было всегда совершенно наплевать на Россию. Потому что она далекая, холодная страна, с диковатым закабаленным населением (что чистая правда для того времени). со странной полуязыческой версией христианства, и вряд ли добропорядочный или не очень англичанин ( не говоря уже о американце) пересечется с ней при своей жизни. Вот нас сильно волнует скажем та же Мексика? Вот примерно так же американца волнует Россия.

Перейдем к современности. Пиндосы вскормили Гитлера. Вы, забыли, что еще в 41-м в Германию шли эшелоны из СССР, а немецкие танкисты в 30-х учились в советских учебках? Деятели типа Тухачевского перезнакомились со всем руководством вермахта и даже парады совместные устраивали. Поздно открыли второй фронт. А вы рано открыли тихоокеанский фронт? Что, говорите заняты были Гитлером? Так и американцы были заняты Японией. Плюс, вряд ли кто-то всерьез рассчитывал на мир, дружбу, жвачку по окончании войны. Вот надо сказать им спасибо, что не замирились с Гитлером, и не обрушились вместе с ним на СССР. А ведь могли бы.

Вывод — истерия насчет Запада это дитя советской пропаганды времен холодной войны, ловко подхваченное пропагандистами современной России. Вот только у СССР и Запада были идеологические причины взаимной нелюбви, а у капиталистической (типа) России их нет.

p.s. C наводки старого трейдера краткая подборка взглядов славянофилов. Сходства с современностью не наблюдаете?

Читайте так же:
Узорные варежки галина поверина

Взгляды славянофилов

Идеальное государство — допетровская Русь
Идеальное общественное устройство — крестьянская община
Русский народ — богоносец
Православие — единственная верная в христианстве религия
Европа — средоточение разврата, революций, религиозных ересей

Модные ватники

Основатели бренда Olovo Яков Теплицкий (справа) и Александр Маланин (слева)​

Шоу-рум одежного бренда Olovo на Арбате напоминает склад военной части — здесь висят куртки танкистов, телогрейки, штормовки и вещмешки. О том, что это штаб-квартира модного бренда, напоминают эскизы летней коллекции на стене. На них модели советской военной одежды располагаются рядом с работами ведущих домов моды. Как ни странно, можно найти много общего. Яков Теплицкий и Александр Маланин пытаются превратить советскую униформу в модную одежду.

Пять лет предприниматели занимались пошивом спецодежды для десятка частных организаций, государственных транспортных компаний и Оргкомитета Олимпийских игр в Сочи. Маржа на этом рынке небольшая — 10–15%. Чтобы зарабатывать больше на меньших объемах, предприниматели и решили создать собственный бренд. Первая коллекция из 20 видов одежды и аксессуаров поступила в продажу в августе 2016 года. Основной товар — куртки по 20–40 тыс. руб. По подсчетам РБК, ежемесячная выручка проекта достигает 1,5 млн руб., маржа, по словам основателей бизнеса, начинается от 50%.

Швейное дело

Александр Маланин родился в семье военного и пошел по стопам отца: он получил образование в калининградском пограничном институте ФСБ России. Его направили по распределению в Москву, до начала 2000-х он служил в ФСБ. «На тот момент с работой была неопределенность. Непонятно было, в каких условиях буду дальше жить», — вспоминает Александр. Он ушел в запас старшим лейтенантом.

Маланину с детства нравилось швейное дело. Семья одно время жила в Германии, где мама купила впрок качественные ткани — она сама шила одежду для своих детей. С тех пор предприниматель предпочитает носить дизайнерские вещи и одежду, сшитую на заказ. После службы Александр попытался открыть магазин российских дизайнеров, но бизнес не пошел.

Старший лейтенант стал заниматься музыкой. Он дружил с певцом Найком Борзовым — тот познакомил его с музыкальной тусовкой. Маланин начинал концертным директором, затем стал продюсером музыкальных групп «Сегодня ночью» и «Токио».

Однажды Александр познакомился с Яковом Теплицким. Тот получил финансовое образование в США, успел поработать на Уолл-стрит, вернуться в Москву и открыть фармацевтическую компанию «Прана». «Мы семь лет производили и продавали кислородные баллончики», — вспоминает Яков. По данным СПАРК, в 2011 году выручка ООО «Прана» составляла 28,5 млн руб., Теплицкий контролировал 20%.

Все изменил случай. В 2011 году «Аэроэкспресс» заказал знакомому Маланина и Теплицкого разработку формы билетных кассиров. Дизайнер с задачей не справился, а Александр и Яков вызвались ему помочь — отправили презентацию со своими идеями заказчику. Дизайн представителям «Аэроэкспресса» понравился, предприниматели заказали пошив одежды на одной из фабрик и выполнили свой первый заказ.

Они учредили компанию по пошиву спецодежды «Фабрика». Александр взял на себя разработку одежды и производство, а Яков — продажи и маркетинг. Работает бизнес так: предприниматели отслеживают государственные и частные тендеры, разрабатывают дизайн и концепцию, что-то делают сами, иногда привлекают дизайнеров и конструкторов. Если тендер удается выиграть, размещают заказ на швейных фабриках. Среди клиентов компании были департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Москвы, государственное учреждение «Организатор перевозок», Московско-тверская пригородная пассажирская компания, Оргкомитет зимней Олимпиады в Сочи.

Например, для Олимпиады в Сочи предпринимателям нужно было разработать фирменный стиль сотрудников питания: от официантов до грузчиков — всего 6 тыс. человек, 140 тыс. единиц одежды. Согласование эскизов проходило в несколько этапов и затянулось до декабря 2013 года. На пошив и транспортировку одежды оставалось меньше двух месяцев.

За полторы недели предприниматели заключили договоры с 14 подрядчиками: фабриками и поставщиками материалов. Одна из компаний не выполнила своих обязательств и закрылась. Когда проблема с подрядчиками была улажена, дорогу в Сочи фурам с одеждой преградил ледяной дождь. На месте оказалось, что склада для спецодежды не предусмотрено, пришлось срочно искать помещение. «В общем-то все прошло удачно, но помучиться пришлось», — вспоминает Теплицкий.

«Фабрика» обычно получает около 10% от общей суммы заказа. «Доходы были непредсказуемыми. Ты рассчитываешь себестоимость до момента проведения аукциона, а цены на рынке прыгают. Прибыль с заказа колебалась от сотен тысяч рублей до нескольких миллионов», — вспоминает Маланин.

Читайте так же:
Ветровка stone island реплика

Тем не менее за несколько лет предприниматели смогли накопить порядка 3,5 млн руб. и решились на запуск собственного бренда.

Фото: Олег Яковлев / РБК

Рынок одежды

2 трлн руб. — объем российского рынка одежды в 2015 году

На 10% упал рынок в деньгах в прошлом году

На 12,4% выросли средние цены на одежду

50% россиян назвали рост цен на одежду «значительным»

На 30% сократился импорт одежды в Россию

Источник: «РБК Исследования рынков»

Из казармы в бутик

«Мы поняли, что можно размещать заказы на качественных фабриках и при этом заниматься только добавочной стоимостью, то есть дизайном», — говорит Теплицкий.

Два года предприниматели перебирали идеи для нового одежного бренда. Как-то на экскурсии в Брестской крепости Александр купил советскую телогрейку, и она навела его на мысль, что советскую военную форму можно адаптировать для современных модников. «В Советском Союзе были суперлаконичные, никем сейчас еще не используемые модели, что летние, что зимние», — считает Маланин.

Александр стал заказывать образцы военной одежды СССР по всей России. Друзья отвели одну из комнат офиса под экспериментальный цех. Там конструктор снимал лекала с оригинальных моделей. Затем закройщик по ним отшивал макет. Коллекцию помогали создавать Анастасия Ладатко и Анна Смирнова, которые раньше сотрудничали с российскими дизайнерами Аленой Ахмадуллиной и Денисом Симачевым. По мотивам советской униформы они создали коллекцию современной одежды. В ассортименте сейчас куртка танкиста, телогрейка, спортивный костюм, штормовка, бомбер, пуховики на основе бушлата десантника, тулуп из овчины, вещмешок. В следующем году в продажу поступит обувь и летняя коллекция.

С тканями возникли проблемы. Изначально предприниматели собирались шить одежду из российских тканей, но оказалось, что отечественные материалы, которые они привыкли закупать для спецодежды, плохо подходят для потребительского рынка. Например, некоторые российские поставщики одним артикулом отправляли ткань разного цвета, а иногда и с браком.

Предприниматели стали заказывать ткани и фурнитуру в Корее и Англии. Гордость основателей компании — вощенный хлопок. Нити на этапе производства ткани пропитываются воском. Эта ткань изначально использовалась английскими моряками для производства парусов. Позже из вощенного хлопка стали шить военную одежду. Теплицкий и Маланин говорят, что стали первыми использовать эту ткань в повседневной одежде.

Отечественные материалы предприниматели используют из запасов, сохранившихся со времен СССР. Например, для подкладки штормовки применяется одеяло 1968 года выпуска, которое хранилось в запасах Министерства обороны. Лямки рюкзака-вещмешка выполнены из ремней для автомата Калашникова. Стальная молния тоже с ведомственных складов. «Представьте, ей лет 30, и она не ржавеет, — восторгается Маланин. — Есть в Москве секретные места, где можно заказать чуть-чуть и хорошего качества».

Для покупателей предприниматели придумали сувенир — это оловянный солдатик. Так появилось и название Olovo. «Круг замкнулся: одежда военная, солдатик оловянный — мы поняли, что сложилась концепция, которая дышит историей, в которую можно много смыслов закладывать», — рассказывает Теплицкий. По словам предпринимателей, бренд Olovo ориентируется как на любителей одежды в стиле милитари, так и на тех, кто ностальгирует по СССР.

«За милитари обычно приходят либо страйкболисты, либо мужчины от 40 лет. Самая популярная марка — зарубежная Alpha Industries. Одежда российских массовых производителей уступает по качеству. Стиль милитари, конечно, удобный и практичный, но вряд ли в этом сегменте можно делать премиальную одежду», — считает Евгений Литус, представитель магазина военной одежды «Второй фронт».

Основатели бренда Olovo Яков Теплицкий (справа) и Александр Маланин (слева)​

Экономика Olovo

В общей сложности на запуск проекта Olovo ушло более 10 млн руб. — 3,5 млн руб. предприниматели вложили из личных накоплений и привлекли частные инвестиции на сумму 7 млн руб.

Изначально Теплицкий и Маланин планировали работать в масс-маркете, но вскоре стало понятно, что нужно ориентироваться на премиум. Себестоимость экспериментальных образцов оказалась высокой.

За два года разработки коллекции около 5 млн руб. ушло на закупку тканей и оплату производства. По словам Маланина, начинающие дизайнеры одежды сталкиваются с двумя проблемами: большие фабрики отказываются шить маленькие объемы, а если соглашаются, то заставляют ждать 6–7 месяцев; поставщики качественных тканей тоже настаивают на больших заказах — от 1 тыс. погонных метров. В результате на старте нужны значительные инвестиции. «Нам помогли контакты с фабриками, которые для нас выполняли большие заказы для спецодежды», — говорит Теплицкий. Сейчас одежда шьется на четырех фабриках: в Молдавии, Белоруссии, Башкирии и Подмосковье.

Читайте так же:
Как нарисовать тюбетейку пошагово

Остальные деньги потратили на создание айдентики бренда и эталонных образцов, на гонорары консультантам и содержание штата. Ежемесячно на аренду офиса уходит 75 тыс. руб. Рекламный бюджет — порядка 150 тыс. руб.: это и фотосессии, и работы графических дизайнеров, и продвижение в интернете — 20–25 тыс. руб. идет на рекламу в социальных сетях. «Мы аккуратные, умеем считать деньги, но когда начинаешь работать, расходы неминуемо растут», — говорит Теплицкий. В месяц на операционную деятельность компании уходит около 400 тыс. руб.

Продажи стартовали в августе 2016 года. Первым клиентом стал английский журналист, который купил телогрейку. Коллекция сейчас представлена в интернет-магазине Olovo и в трех магазинах премиум-класса: в ГУМе, салоне UK Style и универмаге «Цветной». «Нас впечатлила технология производства, то, насколько кропотливо ребята подходят к созданию коллекций, к выбору материалов и фурнитуры. На мой взгляд, очень интересный бренд», — говорит Екатерина Понамарева, байер UK Style. По ее словам, в магазине уже есть покупатели, которые приходят целенаправленно за одеждой Olovo.

Ежемесячно продается по 40–50 вещей на 1,5 млн руб. Половина — через партнеров-ретейлеров, половина — в интернете. Производители не справляются, поэтому покупателям приходится записываться в лист ожидания. Сейчас в нем около 25 человек. Теплицкий говорит, что куртки Olovo приобрели владелец галереи «Триумф» Емельян Захаров, телеведущий Дмитрий Куликов, кинопродюсер Илья Бачурин и музыкант Илья Лагутенко.

«Это хорошая возможность продемонстрировать патриотизм, да и просто одежда удобна, практична», — рассказал РБК один из покупателей, подполковник ФСБ Сергей Казаков. Одна из моделей напомнила офицеру его летную куртку, и он сразу же ее купил.

Взгляд со стороны

«Популярности милитари способствует напряженная международная обстановка»

Милитари достаточно популярен в последние годы по всему миру. Думаю, немало этому способствует напряженная международная обстановка и то, что в локальных вооруженных конфликтах участвуют ведущие державы мира. Естественно, это не может не отразиться на творческом процессе, поэтому на подиумах милитари появляется каждый сезон.

А вот тема ностальгии по СССР не может быть трендом, как мне кажется. Качественные олдскульные вещи — это не совсем Советский Союз, где, как известно, моды не было. Телогрейка имеет, конечно же, определенную негативную смысловую нагрузку, но для нашей северной страны это почти необходимый элемент гардероба. Это скорее субъект современной моды, чем возврат в СССР.

В целом рынок одежды от российских дизайнеров на патриотических настроениях последних трех лет вырос раза в два. Но все равно он очень небольшой. Национальная палата моды оценивает его объем в 2% от произведенной в России одежды.

«Модель выхода на рынок молодых марок глобально меняется»

Self-made-дизайнеру сейчас совершенно необязательно тратить больше 200–300 тыс. руб. на первую коллекцию, все зависит от контента и материалов. Достаточно произвести первые 20–30 луков, отшить и распространить их по журналам и интернет-платформам.

Распространенная ошибка дизайнеров — это попытка выйти на рынок через ретейлеров, которые забирают себе достаточно большой процент, не гарантируя при этом результат и не работая над увеличением спроса на конкретного дизайнера. Лучше использовать социальные сети. Модель выхода на рынок молодых марок глобально меняется, и Россия не исключение.

«Баланс между армейским ретро и городским шиком соблюден»

Военная униформа традиционно является привлекательной для молодых людей. Многочисленные бренды, основанные на униформе, зачастую создаются либо парнями с военным прошлым, либо являются private label производств реальной униформы. В качестве примера можно привести знаменитые и любимые городскими модниками Alpha Industries и Spiewak.

Мне очень симпатичен бренд Olovo. В универмаге «Цветной» я в качестве стилиста участвовала в процессе покупки молодыми людьми курток Olovo. На мой вкус, баланс между армейским ретро и городским шиком соблюден. Добротное качество тканей, конструкций, пошива вещей подкреплено «модностью» моделей.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector