Mishki-tomsk.ru

Мода и стиль
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

За что мы, колорады и ватники, не переносим укропов? Виктор Милитарев о том, справедливо ли считать всех украинцев фашистами

За что мы, колорады и ватники, не переносим укропов? Виктор Милитарев о том, справедливо ли считать всех украинцев фашистами

Не помню, говорил ли я уже, но я человек в большой степени литературно-словесный. В смысле – слова и интонации на меня очень часто действуют гораздо больше, чем дела. Так, например, было с моим отношением к Ельцину и его режиму. Нет, я, конечно, сильно бесился по поводу всех этих приватизаций и залоговых аукционов. Но речи как самого Ельцина, так и всей его гайдаровской «бригады», выводили меня из себя гораздо больше.

Даже гораздо больше, чем позднесоветская пропаганда. Она, конечно, была невыразимо отвратительна, и по смыслу, и, в особенности, по своим непристойным парадно-крикливым интонациям. Но к ней можно было как-то притерпеться, в конце концов, просто выключить уши. А к ельцинско-гайдаровской брехне у меня притерпеться никак не получалось.

Может быть, в первую очередь, из-за ее интонации. Типа, вот мы сейчас трендим вам, что дважды два пять, а черное это белое, а вы ничего сделать не можете. Потому что вы все маргиналы и лузеры. Помесь недобитых комуняк с недобитыми нациками. И вот как-то эта характерно-визгливая интонация была настолько сильна, что буквально запирала на замок рты молчаливому большинству. Причем, что особенно странно, большинству абсолютно подавляющему и мыслящему чрезвычайно сходно. Потом это молчаливое большинство стало путинским.

Я только через немало лет догадался, что эта интонация поросячьего визга «где же наша армия, почему она нас не спасет от этой Конституции?» и есть то, что Антонио Грамши в «Тюремных тетрадях» назвал гегемонией.

Как ни странно, но с того же 1992 года у меня еще больше, чем ельцинско-гайдаровский визг приводили в бешенство речи сознательных украинцев. До сих пор помню, как какой-то хмырь в Крыму при мне требовал: «Размовляйте на державной мове!». И морда у него при этом была, как у британского колонизатора в тропическом шлеме. И говорил он так, как бы спокойно и негромко, но с неимоверно выраженным напряжением и требовательностью. До сих пор стыжусь, что я тогда струсил и не велел ему валить в свой Бердичев и там размовлять, на чем хочет. Но я ведь не случайно струсил. От него исходило какое-то чувство опасности. Было впечатление, что, если ему ответить по достоинству, то на тебя немедленно ополчится вся украинская государственно-полицейская машина.

А это еще был сравнительно тихий сознательный украинец. А так они уже четверть века с гитлерюгендовским упорством лезли грудью во все дыры и настаивали на своем. Ну, а самые буйные регулярно в драку лезли, причем при полном покровительстве укроментов. Это уже не просто гегемония, это – господство.

Я лет десять назад под впечатлением от тогдашнего майдана даже специально про это текст написал – «Почему я вас ненавижу».

«Вас» – это либералов и «сознательных» украинцев. Миша Ремизов, который тогда был у нас на АПН главным редактором, долго меня уговаривал сменить заголовок на более политкорректный. Но я тогда смог настоять на своем, чем до сих пор и горжусь.

Вот и текст, который вы сейчас читаете, я написал, сильно взбесившись на некоторые высказывания по украинскому вопросу. Но, конечно, не на высказывания либералов и «сознательных» украинцев. Какой смысл раздражаться на высказывания типа «доблестная украинская авиация бодро и споро превратила кацапских уголовников в хорошо запечённый шашлык». Тут слова, как говорится, бессильны.

Нет. Сейчас мое бешенство было вызвано высказываниями людей, которых я, в отличие от либералов и «сознательных» украинцев, за людей считаю. Иногда даже за вполне приличных людей.

Кстати, просто человека от человека приличного отличить достаточно легко. Просто человек это тот, кто не радуется хорошей прожарке колорадов на огне святой инквизиции и даже сочувствует невинноубиенным и возмущается их убийством. А приличный человек, сверх того, не рассказывает сказок о том, что «русских в Украине никто никогда не обижал», и что война в Донбассе идет-де по причине «досадного недоразумения».

Надо сказать, обнаруживать, что твои добрые знакомые уже, оказывается, не приличные люди, а просто люди, довольно неприятно. На днях я был сильно удивлен, обнаружив в Фейсбуке у хорошо знакомого мне и уважаемого мною человека, коммент «я считаю сильно ниже своего достоинства доказывать, что русских на Украине никто никогда не дискриминировал, тем более что это и так всем известно». Впрочем, постинг в ЖЖ неизвестного мне человека, почему-то считающего себя «русским националистом», произвел на меня гораздо более сильное впечатление. Он написал про русских на Донбассе так: «Мы, русские, странный народ. Десятилетиями жить на чужой территории и так и не удосужиться выучить местный государственный язык».

Читайте так же:
Образы с гольфами 2022

Владимир Басманов месяц назад меня тоже сильно порадовал. Он написал в ЖЖ, что гражданская война на Украине никак не может считаться межэтнической, поскольку с обеих сторон конфликта присутствуют и русские и украинцы, а, следовательно, эта война политическая. Дальше присоединился к общелиберальному консенсусу, что русских на Украине никто никогда не обижал, и завершил мысль ударно. Как жалко будет, — написал он, — если в случае отделения Донбасса от Украины у украинцев появится вполне законный и справедливый повод дискриминировать, преследовать и презирать русских как предателей, коллаборационистов и пособников оккупантов.

Ну, ладно. Хрен с ними, в общем, с этими, хотя и неприличными, но все же людьми. Я не собираюсь сейчас опровергать их тезисы про то, как нормально жилось русским на Украине. Если вы меня читаете, то знаете, что я только здесь, на «Свободной прессе», про это уже пять-шесть статей написал.

Сегодня я хочу написать о тексте, который меня больше всего задел за живое. Иначе говоря, взбесил до полной праведной ярости. Я имею в виду статью Ивана Давыдова на «Свободной прессе» — «Укропы и колорады». В ней Иван Федорович, высказывая справедливое негодование поведением украинских блогеров, радующихся тому, как хорошо горят колорады, обращает после этого свое столь же справедливое негодование уже на русских блогеров. Иван считает, что мы ничуть не лучше украинцев в моральном плане. И доказывает это он тем, что, если украинцы злорадствуют по поводу убийства русских в Одессе, то русские в ответ обзывают всех украинцев фашистами. А любому же порядочному человеку понятно, что обзывать другого человека фашистом только за то, что он украинец, столь же нехорошо, как и злорадствовать по поводу массовых убийств.

Вот, собственно, этот тезис я и хочу разобрать. Я не буду опровергать утверждение Ивана про то, что обзывать украинцев фашистами также нехорошо, как и радоваться прожарке колорадов. Тут, я думаю, всем, включая самого Давыдова, ясно, что он передергивает. А вот о том, можно ли целый народ обзывать нехорошими словами, такими как «фашисты», я и хочу поговорить. Равно как и о том, существуют ли основания, независимо от того, хорошо это или нехорошо, считать всех украинцев фашистами.

В основе утверждения о том, что обзывать целый народ всякими словами «нехорошо» лежит вера в то, что «плохих народов не бывает — плохими бывают только отдельные люди». Этот тезис, навязший у меня в зубах с детства, уже много лет вызывает у меня серьезные сомнения. Что значит «не бывает»? Это вопрос вовсе не ценности, а факта. Если в какой-то стране, к примеру, большинство аборигенов или наркоторговцы или члены их семей, то как можно запретить жителям этой страны утверждать, что все аборигены наркоторговцы? Вы не должны так говорить, потому что плохих народов не бывает?

А в случае, если окажется, что наркоторговцами являются не все проживающие в данной стране аборигены, и даже не 85% от их общей численности, а процентов так 10-20, то тогда вопрос ставится несколько иначе. Если все проживающие в данной стране аборигены проявляют активную солидарность с наркоторговцами, укрывают их, дают в их пользу лжесвидетельские показания, обвиняют борцов с наркоторговлей в грязной клевете, объясняемой исключительно ненавистью к аборигенам, то такая ситуация, в принципе, ничем не отличается от ситуации, когда наркоторговлей занимаются все аборигены. Просто в данном случае нельзя сказать, что все аборигены наркоторговцы, но можно сказать, что они либо наркоторговцы, либо их пособники.

И лишь в случае, если, продолжая пример, в общине аборигенов данной страны есть влиятельное лобби борцов с наркоторговлей, готовое сотрудничать с борцами с наркоторговлей, принадлежащими коренной нации, можно будет твердо сказать, что отнюдь не все аборигены в данной стране являются наркоторговцами или их приспешниками.

То есть, главный вопрос, ответ на который дает основания для постановки того или иного диагноза той или иной этнонациональной общине, это вопрос о том, наличествуют ли внутри этой общины противники преступного курса. В свое время Махмуд Эсамбаев спас честь чеченского народа своей знаменитой фразой «сегодня мне стыдно, что я чеченец». И ведь понятно, о чем шла речь. Эсамбаеву было стыдно отнюдь не потому, что группа чеченских террористов захватила больницу с русскими роженицами. Ему было стыдно тому, что большинство чеченцев в тот момент поддерживало Басаева и восхищалось его действиями.

Вот с точки зрения этих критериев я и хочу рассмотреть ситуацию на Украине. И анализ украинской ситуации, на мой взгляд, убедительно доказывает, что подавляющее большинство украинцев на Украине является фашистами или, по крайней мере, фашистскими прихвостнями. Прежде чем доказывать этот тезис, я хочу пояснить термин «фашисты». Когда русские на Украине называют украинцев фашистами, они имеют в виду отнюдь не только приверженность части украинцев идеологии и историографии УНА-УНСО.

Читайте так же:
Агаларов гольф энд кантри

И даже не то, что большинство украинцев, не разделяющих эти идеологию и историографию, относятся к ним предельно толерантно. Ну, как советские люди, не разделяющие официальную советскую идеологию, относились, тем не менее, к ней предельно толерантно. А что вместо Ленина Бандера — так какая, в сущности, разница? Лишь бы власти не обидеть. И это поведение украинцев все четверть века украинской независимости вызывает у русских на Украине бешенство и злобные разговоры про «бандеровцев».

Но основная мишень русской «антифашистской» ненависти к украинцам заключается, на мой взгляд, в другом. Под «фашистами» имеют в виду сволочей и подонков, приверженных к человеконенавистническим людоедским идеям, и готовым на все, включая массовые убийства и пытки, для реализации этих идей. И вот, тут уж я от себя скажу, «сознательные» украинцы, как стало теперь уже окончательно видно, являются именно такими сволочами и подонками, а остальные украинцы проявляют в их адрес предельную толерантность, переходящую в полную солидарность и пособничество.

У меня к этому тезису есть два доказательства.

Первое. За пределами этнически русских территорий мы не видим на Украине почти никакого протеста против нынешнего режима. Есть маленькие митинги в Киеве, которые проводят исключительно левые из КПУ, ПСПУ и «Боротьбы». Есть также маленькие митинги, которые проводят в Киеве солдатские матери. Еще я слышал, что якобы в Тернополе на встрече Тягнибока с избирателями от него потребовали прекратить АТО. И то точно не знаю. И это все.

То есть никакой поддержки борьбы русских на Украине за свои права среди украинцев нет. Более того, когда многие мои знакомые звонят на Украину родственникам, те устраивают им злобные телефонные истерики. Типа, вы русские подонки, мы вас всех убьем. То есть либо эти люди полностью поддерживают режим со всеми его идеями, либо смертельно бояться телефонной «прослушки».

Но то, что они именно поддерживают режим, доказывается моим вторым доказательством — анализом голосования на президентских выборах. Все эксперты, которым я доверяю, единогласно сказали мне, что выборы прошли честно, за исключением фальсификации явки по Донецкой и Луганской областям. То есть все у них произошло как у нас на прошлых выборах. Может быть, Порошенко и не победил в первом туре, но точно является национальным лидером, далеко опережающим всех своих конкурентов. То есть русские на выборы не пошли, а украинцы честно проголосовали за Порошенко.

И, кстати, во всем этом нет ничего нового. Как недавно заметил Егор Просвирнин, все, что мы видим сегодня на Украине — массовую ненависть к русским и желание их убивать, изгонять или порабощать, мы видели 20 лет назад в Средней Азии. А в более ослабленной форме — в Прибалтике.

Так что не понимаю, чем, собственно говоря, возмущается Иван Федорович, когда критикует русских блогеров за то, что они называют всех украинцев фашистами. По мне, так они фашисты и есть. А кто не фашист, тот фашистский пособник. Либо глубоко запуганный фашистами человек.

Другое дело, что еще не вечер. И некоторая правда в том, что плохих народов не бывает, все же есть. Народы, конечно, бывают плохими, но, как правило, либо частично, либо недолго. Так что есть надежда, что значительная часть украинцев в обозримое время фашистами быть все же перестанет. Но надежда, честно говоря, пока очень слабая.

Значение слова «ватник»

ВА́ТНИК, -а, м. Разг. Стеганая ватная куртка или безрукавка. Подошли командиры —. Капитан Озеров, как всегда, в удобном для ходьбы, работы и боя стеганом солдатском ватнике защитного цвета. Бубеннов, Белая береза.

Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999; (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

  • Ва́тная ку́ртка (также ва́тник, телогрейка, стёганая фуфайка) — стёганая ватная куртка, предмет спецодежды.

ва́тник I

1. стёганая ватная куртка или безрукавка ◆ Потапов молчал, смотрел за окно, где бежали с чайниками пассажиры в ватниках, в валенках. К. Г. Паустовский, «Снег», 1943 г. (цитата из НКРЯ)

ва́тник II

1. воспитанник воспитательно-трудовой колонии в СССР; колонист ◆ Начальник колонии помог мне взойти на сколоченную из досок сцену с разбитым фортепиано, скалившимся открытой клавиатурой, и зычно крикнул в зал: — Значить, так!! Здесь сейчас выступит… пру… про… заик… Чтобы было ша! Ватники, с кочками бритых голов, озверело затопали, засвистели и нецензурно-восхищённо заорали. Надо полагать, здесь это считалось аплодисментами. 〈…〉 Справа кто-то из ватников стал демонстративно мученически икать, слева — наоборот, так же натужно кашлять. 〈…〉 Я попятилась по сцене, наткнулась на фортепиано и, не удержав равновесия, с размаху села на открытую клавиатуру… Ватники взревели от восторга. Барак сотрясался. — Э-эй, кадра!! — орали мне. — Сыграй ещё этим самым. 〈…〉 На пятой песне один из ватников на цыпочках принёс стакан с водой и бесшумно поставил передо мной на крышку инструмента… Дина Рубина, «Концерт по путёвке „Общества книголюбов“», 1986 г. (цитата из НКРЯ)

Читайте так же:
Джинсы с подворотом или без

2. полит. жарг. часто ирон. или презр. сторонник, патриот России, слепо поддерживающий государственный курс ◆ К тому же неприязнь к москалям можно было не заметить, а если не заметить невозможно, то истолковать в утончённо антропологическом смысле, т.е. москали, они же колорады и ватники, ― это унтер-менши, а мы, как известно, юберменши и к нам это совершенно не относится. Максим Соколов, «Ожесточение проигравших», 2014 г. // «Эксперт» (цитата из НКРЯ)

3. полит. жарг. в украинском конфликте 2014—н.в. (2016): сторонник восточноукраинских республик ДНР и ЛНР ◆ Накануне я был на передаче у Савика Шустера, где обсуждалась ситуация с расформированным батальоном «Торнадо», известным пытками, изнасилованиями и так далее. И люди в студии начинают их оправдывать: мол, те патриоты, и к ним нужен особый подход. То есть, с одной стороны, вседозволенность, с другой ― нетерпимость типа «у ватников нет права на жизнь». Михаил Рогожников, «На пороге плана «Б»», 2015 г. // «Русский репортёр» (цитата из НКРЯ)

Делаем Карту слов лучше вместе

/>Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я обязательно научусь отличать широко распространённые слова от узкоспециальных.

«Укропами» по «колорадам»: Гасан Гусейнов о новоязе ненависти

«Ватники», «правосеки», «майданутые», «путиноиды» и иже с ними. Что делает с нами лингвистическая «гонка вооружений»?

Демонстрация в Крыму

За последние полтора года русский язык наводнили слова-паразиты, размножившиеся под радиоактивным солнцем российско-украинского конфликта. О том, что делает с нами и нашим сознанием «новояз ненависти», Анастасия Буцко и Ефим Шуман поговорили с Гасаном Гусейновым — известным российским филологом и профессором Высшей школы экономики в Москве и Базельского университета.

DW: Гасан, естественно, что события воздействуют на язык. А как язык воздействует в ответ? Программирует ли он события?

— Тут придется взобраться на котурны. Мандельштам писал в 1928 году (цитирую почти дословно), что в жилах каждого столетия течет чужая кровь — язык предшественников. И чем исторически интенсивнее век, продолжает он, тем тяжелее вес этой крови.

Это значит, например, что страшная агрессия, которая содержалась в советском русском языке (все эти формулы «если враг не сдается, его уничтожают», «кто не с нами, тот против нас», выражения вроде «враги народа» и сотни других), запрограммировала высокую готовность к насилию и его агрессивное же «неузнавание». Многие люди, например, считают нормальным «отлупить» ребенка, просто не видят в этом насилия.

Гасан Гусейнов

— То есть повторяя, пусть и в шутку, такие обороты как «косить укропов» или «опускать ватников», мы программируем тем самым действительность?

— Да, и тут ответственность лежит прежде всего на массмедиа. Больше скажу: те негодяи, которые первыми объявили, что в Киеве произошел «фашистский переворот» и к власти пришли «бандеровские нацисты», включили в сознании и своих, россиян, и половины Европы автоматическую реакцию страха и отторжения. А ведь все прекрасно знали, что никакого «фашистского переворота» на Украине не было. Мало того: если раньше лингвистический национализм действительно был проблемой, то как раз в разгар отрешения от власти Януковича в центре стояла уже не языковая проблема…

Негативно окрашенный «новояз» существовал всегда. Но сейчас есть ощущение, что «майданутых« и прочего «крымнашизма» стало во много раз больше, чем прежде — «черномазых», «хорьков» и «чучмеков«. Так ли это? И если да, то почему?

— Ощущение абсолютно верное, потому что о «черномазых» и «чучмеках» говорили все-таки только низы общества, а противостояние «майданутых» и «колорадов» проходит сквозь все страты, захватывает людей независимо от уровня образования и социально-культурных компетенций.

Язык живой организм. Многие филологи, в частности вы, полагают, что его нужно принимать со всеми изменениями, включая и бранную лексику. Значит ли это, что и антиукраинский и антирусский «новояз» тоже следует принять как данность?

Читайте так же:
Джинсы wide leg кому идут

— Для исследователя – конечно, да. Хороши бы мы были, если бы не изучали этот язык. Для сотрудников СМИ, я бы сказал, в полный рост встает проблема политической корректности: она нужна именно для того, чтобы различать и давать почувствовать это различие читателям и зрителям: вот это – взвешенное и стремящееся к объективности описание людей и событий, а это – то, как события описывают непосредственные участники и контрагенты.

Контекст

Гасан Гусейнов: Русский мат запретить невозможно

1 июля в России вступил в силу закон о запрете нецензурной лексики в сфере искусства. За комментарием DW обратилась к российскому филологу, автору публикаций о русском мате. (01.07.2014)

Что будут смотреть украинские телезрители после запрета российских сериалов?

Запретив трансляцию российских сериалов и фильмов, в которых прославляются российская армия и другие силовые ведомства, Верховная Рада Украины хочет оградить украинцев от российской пропаганды. Москва заявляет о наступлении на свободу слова на Украине. (11.02.2015)

Отразился ли украинский кризис на психике российских детей

Весь 2014 год Россия прожила под знаком украинских событий, официальную версию которые активно продвигали государственные СМИ. DW выясняла, повлиял ли этот кризис на психику детей. (12.01.2015)

Немецкие книги в поддержку политики Путина: кто их пишет?

В Германии сейчас выходит много книг, рассказывающих о российско-украинском конфликте. Книги эти очень разные. Рецензент Deutsche Welle Ефим Шуман знакомит вас с некоторыми из них, весьма примечательными. (09.12.2014)

И вот здесь есть принципиальная разница между СМИ в России и, например, в Германии. Российские государственные или официозные СМИ, простите за пафос, предали своего зрителя и читателя. Вместо достоверной и добросовестной журналистики идет поток пропаганды, разжигание ненависти и готовности к настоящей «горячей» войне. И все это держится, действительно, на двух-трех словах: «фашист», «укроп», «майданутый». Иначе говоря, якобы раскрывший свое старое историческое лицо «бандеровца», «гитлеровца». Не человек, а трава, а если и человек, то умственно неполноценный. Что отражено и в антирусских формулах. «Колорад», скажем, – это насекомое, а не человек.

Чисто лингвистически: из какого материала строит себя этот «новояз«? На первый взгляд, очевиден отсыл к двум языковым топосам: риторике советской пропаганды (причем разных эпох – от сталинизма до брежневизма) и, конечно, к мату, уже на уровне словообразования. Так ли это?

— Это интересный и важный вопрос, разобрав который, мы гораздо больше поймем в состоянии сегодняшнего сознания. С одной стороны, никакие «повторения» и «возвращения» попросту невозможны, но эмоционально население России и многочисленной диаспоры вторично заражается или подзаряжается сталинизмами и брежневизмами через старое советское кино, которое беспрерывно крутят по всем каналам гостелевидения. Это сотни речевых клише, к которым добавляются всякие речения Столыпина, например, про «великую Россию и великие потрясения», так что выходит невообразимый идеологический винегрет.

— Еще Гроссман писал о том, что Советский Союз, воюя против нацистской Германии, заразился вирусом фашизма. Является ли нынешний язык ненависти очередным проявлением этого заболевания?

— Язык ненависти господствует на бытовом уровне, определяет мелкую моторику социального взаимодействия, а идеология фашизма становится усилителем этого бытового навыка.

— Как нынче поется в «околонародных» песнях, «у хохла и русака два похожих языка». Означает ли это, что и язык ненависти — один на два воюющих государства?

— Украина — страна процентов, наверное, на 70 — русскоязычная. Это и злит больше всего российских реконструкторов империи. Мнимые патриоты России больше всего боятся появления альтернативной, свободной, демократической «другой России» — в Украине, сонаследнице Российской империи и СССР.

— Как вы считаете: насколько прочно укоренятся и какие плоды дадут «укропы», «майданутые» и «колорады» в языке?

— Бранные слова останутся в истории языка и будут подпитывать взаимную неприязнь. Несчастье нашего времени — в виртуальном бессмертии вообще всех слов. Благодаря соцсетям, мгновенному обновлению старины на любую глубину, вирулентна вся ненависть, накопленная не одним годом, а веками. Но к нашим людям и к нашим СМИ понимание ценности политкорректности пока не пришло.

  • Дата 24.03.2015
  • Автор Беседовали Ефим Шуман и Анастасия Буцко
  • Ключевые словаукраино-российский конфликт, язык ненависти, русский мат, Гасан Гусейнов, "валенки", "правосеки", "ватники", "майданутые", "путиноиды"
  • КомментарийПрисоединиться к обсуждению
  • Обратная связь: Встречаются ли в вашей речи слова из новояза ненависти?
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/1EvbO
Также по теме

Mai 2020***Hohe Wellen schlagen über einen Wellenbrecher vor dem Leuchtturm von Seaham in der Grafschaft County Durham. Wellenbrecher ist das Wort des Jahres 2021, wie die Gesellschaft für deutsche Sprache bekanntgab. +++ dpa-Bildfunk +++

Словом года в Германии назван «волнорез» 03.12.2021

Общество немецкого языка признало словом 2021 года «волнорез» (Wellenbrecher), которым в немецком языке сейчас обозначают все принимаемые для борьбы с распространением коронавируса SARS-CoV-2 меры.

Читайте так же:
Фильмы комедии про гольф

Hebamme Tobias Richter

Почему немки не доверяют мужчинам-акушерам 03.12.2021

Сегодня в Германии всего чуть более десяти мужчин-акушеров. DW удалось встретиться с одним из тех, кто выбрал эту «женскую» профессию и успешно работает в родильном отделении одной из больниц Берлина.

Menschen stehen in einer Schlange auf dem Marktplatz. Grund des Andrangs ist der Verkauf der Weihnachtsmarkt-Kinderpunschtasse. Der Weihnachtsmarkt fällt pandemiebedingt aus und so verkauft das Marktamt die begehrten Becher an einem Stand. 15.000 Kindertassen stehen zur Verfügung, jede Person darf nur vier Stück kaufen.

За чем немцы готовы отстоять километровую очередь? (фото) 03.12.2021

В центре Лейпцига выстроилась очередь за детскими кружками. Казалось бы, не самый дефицитный товар. В чем же дело?

Вата с укропом: язык политических мемов

Еще полгода назад фраза "Укропы воюют с ватниками" у большинства украинцев вызвала бы разве что вопросительное выражение лица. Сегодня, когда интернет-мемы, которые появились на фоне кризиса в Украине, закрепились в бытовой лексике, их значение понимают даже те, кто проводит в сети совсем немного времени.

Само слово "мем" означает единицу культурной информации, как правило остроумной и иронической, которая мгновенно распространяется в обществе.

Некоторые из этих слов относительно новые: "укропы", "колорады", "крымнаш", "вежливые люди". Другие были придуманы раньше, но обрели новую популярность именно во время последних событий в Украине: например, "ватники" (сторонники официальной риторики Кремля — Ред.), "майданутые", "бандерлоги" или "свидомиты".

ВВС Украина попросила психологов растолковать, какое неочевидное, двойное значение могут иметь такие, например, слова, как "колорады" и "укропы".

По мнению профессора Александра Фильца, главного врача Львовской психиатрической больницы, слово "колорады" намекает на то, что с этим явлением трудно бороться, потому что оно живучее, как колорадские жуки на картошке.

Несколько новее мем "укропы" — его можно трактовать как нечто зеленое, то есть молодое и незрелое, говорит психолог Вадим Колесников. Кроме того, это блюдо, которым невозможно пообедать. То есть не основное, всего лишь приправа.

"С другой точки зрения, и "колорады", и "укропы", и "ватники" — это проявление того, что и мы, и наши двоюродные российские братья принадлежим к агрокультуре. Все эти слова имеют сильно выраженный сельский привкус", — говорит психолог и делает долгосрочный прогноз: крестьяне, по его словам, — люди предметные и практические, укоренившиеся на своей земле, поэтому конфликт вряд ли распространится за пределы Донбасса.

Его коллега Галина Цыганенко добавляет, что обижаться на такие слова способны люди, которые особенно зависят от социальной оценки, и намекает на незрелость такого подхода: "Когда мне было лет 20, я обижалась, если водитель, который подвозил меня к работе, называл меня женщиной".

Для чего нужны мемы?

Разнообразные метафоры для обозначения врага — необходимый компонент любого вооруженного конфликта, говорит литератор и блогер Александр Стукало, добавляя, как и все другие эксперты, что сам к такой лексике не прибегает.

Психологи объясняют, что такие разговорные словечки служат своеобразными культурными метками, отражающими поляризацию между группами "свой — чужой", которая существует в Украине.

"С помощью определенных слов я отличаю, кто за меня, а кто против меня. Это важно", — объясняет Вадим Колесников.

Об этом же говорит и Галина Цыганенко: "Принижая соперника, мы возвышаемся над ним, он уменьшается в размере, становится слабым. А мы чувствуем власть и силу".

Цыганенко отмечает еще одну функцию таких мемов: они позволяют высмеивать соперника и шутить в травматической ситуации, смягчая ее болевое воздействие и помогая справиться с внутренним напряжением.

Однако писатель Владимир Цибулько настроен к таким словам скорее критически: "На мемах часто топчутся люди, которые не могут сказать ничего оригинального".

"У литераторов есть такое понятие — "письмо на технике". Это когда просто идет заполнение страницы, имитация мышления вместо самого мышления", — рассуждает он.

"Массовый психоз"

С этим соглашается и психолог Вадим Колесников. Он утверждает, что если человек претендует на то, чтобы самостоятельно принимать решения и иметь собственную точку зрения, то он должен пользоваться собственным определением для своего противника.

Колесников также предупреждает, что некоторые слова, к которым относятся и оскорбительные интернет-мемы, выполняют определенную символическую функцию и действуют на коллективное подсознание, то есть опосредованно влияют на наши поступки.

По его словам, с коллективным подсознанием связаны как проявления группового героизма, так и общей паранойи или психоза.

"Чем больше у вас в голове терминов, которые используют все вокруг, тем больше ваша голова открыта для массового психоза", — говорит психолог.

Кроме того, пренебрежительное отношение к противнику свидетельствует о наличии определенных комплексов у того, кто употребляет такие слова, добавляет он.

"Если мы на самом деле должны ориентироваться на долгое противостояние, нам нужно найти другую, более важную для наших противников лексику", — говорит Колесников.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector